4 декабря 2020

Газ и нефть Сахалина

Аналитический обзор по итогам года

> Вадим Горбунов

Фото Юрия Величко

Мы предпочитаем верить паническим слухам, а потому катастрофический весенний обвал на мировых нефтегазовых рынках вызвал немало апокалиптических прогнозов. К счастью, они, как всегда, не сбылись.

Газ и нефть Сахалина: общая картина

Динамика цен на стандартную марку нефти «Брент», от которой пляшут все другие цены, свидетельствует о том, что отрасль постепенно выкарабкивается из кризиса.

Если в марте баррель стоил 26,3 доллара, в апреле – 25,3, то в мае начался рост - 37,6 доллара, в июнь было 41,1, в июль – 43,3, в октябре – 43,1 доллара за баррель. Это, конечно, меньше, чем в прошлом году, когда цены колебались в пределах 59-65 долларов, и тем не менее свидетельствует о том, что спрос на «черное золото» (как и «голубое»), в том числе, и посредством сделки ОПЕК++, постепенно восстанавливается.

Учитывая, что стандартная российская марка «Уралс» торгуется чуть дороже, чем «Брент», стоимость нефти в настоящее время является комфортной для российского бюджета.

Конечно, что будет дальше, не может предсказать никто. Основным фактором неопределенности в настоящее время является вторая волна ковида. Пока понятно, что инфекция не столь смертельна, как казалось поначалу, и что ограничения всего и вся в ходе первой волны были чрезмерно избыточными. Поэтому о возможном «локдауне», который вновь остановит мировую экономику, говорят скептически. Однако все будет зависеть от масштабов этой второй волны. Как, впрочем, и от итогов выборов президента США – это тоже очень влиятельный на мировую экономику фактор.

Но в целом, как уже было сказано, кризис – не первый и не последний в отрасли – постепенно преодолевается.

Но это в целом. А вот в деталях все везде по-разному. Кризис будет аукаться еще долго. Тем более, что всякий локальный нефтегазовый комплекс переживает его по-своему. И это в полной мере касается Сахалинской области.

Северная боль

Наиболее шоковым событием этого лета стала остановка многолетних промыслов комании «РН-Сахалинморнефтегаз».

Напомним, вечером 13 июля произошел порыв нефтепровода в районе поселка Верхнетамбовское около Комсомольска-на-Амуре. По нему сахалинская нефть доставлялась на Комсомольский НПЗ. Поначалу реакция на него была стандартно-спокойной – порыв устранен, разлив локализован, инцидент на работу завода не повлиял. Но уже 20 июля прозвучало заявление о том, что «РН-Сахалинморнефтегаз» останавливает работу своих нефтяных и газовых промыслов на севере Сахалина. Тут сошлось несколько факторов – необходимость выполнения Россией соглашения ОПЕК++, которое накладывало на НК «Роснефть» обязательства по сокращению добычи и необходимость полной модернизации запущенного в 60-е годы прошлого века нефтепровода.

Комсомольский НПЗ от этого совершенно не страдал, поскольку основной объем сырья с прошлого года он получал по трубопроводу-отводу от магистрального нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО), а теперь переключился на него полностью.

Основная тревога возникала в отношении Охинского и частично Ногликского районов, где эти нефтепромыслы были системообразующим производством.

Речь шла даже не о налогах. По национальной системе налогообложения бюджет Охинского городского округа получал от «РН-Сахалинморнефтегаз» около 100 миллионов рублей в год при общем его размере в 4 миллиарда рублей. Однако непосредственно в компании работает около 2 тысяч человек, и не меньше в завязанных на нее сервисных и иных подрядных организациях.

«Роснефть» незамедлительно заявила, что «являясь социально-ответственной компанией, неукоснительно соблюдает нормы трудового законодательства, а также принимает весь необходимый комплекс мер, направленный на сохранение коллектива и уникального кадрового потенциала «РН-Сахалинморнефтегаз». Сотрудники предприятия будут временно привлечены к выполнению работ, связанных с обслуживанием технологического оборудования, проведением текущего и капитального ремонта объектов обустройства и трубопроводного хозяйства, а также мониторингом состояния объектов нефтегазодобычи».

18 августа это лично подтвердил главный исполнительный директор, председатель правления «Роснефти» Игорь Сечин на встрече с президентом страны Владимиром Путиным.

Действительно, Учебный центр «РН-Сахалинморнефтегаз» в Охе незамедлительно приступил к переобучению сотрудников компании, в том числе, и по нескольким программам строительного направления. И о каких либо социальных конфликтах (кроме несколько совершенно естественных политических акций и пикетов) сообщений с севера не поступает.

Труба

Во время упомянутой встречи с Путиным Сечин так же сообщил о том, что «период снижения добычи будет использован для консервации скважин и для строительства новой логистической инфраструктуры, которая позволит по завершении сокращения выйти на мировые рынки с большей эффективностью».

Речь идет о том, что старые низкодебитовые скважины суши все-таки будут остановлены, а высокорентабельной нефти с шельфа (наклонное бурение с берега) будет найден новый маршрут. Прежний, на Комсомольск, восстанавливать не будут. Слишком дорого.

Было рассмотрено несколько вариантов и выбрано подключение к магистральной транспортной инфраструктуре проекта «Сахалин-1», акционером которого также является «Роснефть». Для этого будет построен 117-километровый трубопровод и иные необходимые объекты.

24 сентября президент Exxon Mobil Russia Глен Уоллер сообщил, что принципиальная договоренность об этом действительно достигнута, сейчас решаются технические вопросы.

«Сахалин-1», которому, кстати, в этом году исполнилось 25 лет, в своей производственной деятельности и сбыте продукции всегда старался держаться обособленно. Единственно – поставлял газ в Хабаровский край, причем, по вдвое большей стоимости, чем «Роснефть» поставляла в Оху.

Основную пользу для страны оператор определял в перечислении налогов – за время действия проекта в бюджеты поступило более 1,2 триллиона рублей, в том числе в Сахалинскую область свыше 500 миллиардов рублей.

Но вот теперь общий форс-мажор предложил оператору более тесное сотрудничество с другими участниками рынка – теперь компания будет поставлять газ потребителям Охинского района, а также возьмет в свою трубу нефть «РН-Сахалинморнефтегаза».

И, пожалуй, эта кооперация сейчас очень правильна.

Остановы

На проекте «Сахалин-2», который в прошлом году также отметил 25-летие, в этом году проходил большой плановый «останов».

В середине июня «Сахалин Энерджи» начала масштабные ремонтно-профилактические работы на объектах газовой инфраструктуры проекта – платформе «Лунская-А», ОБТК и заводе СПГ. За месяц «отработано около 95 000 человеко-часов, задействовано более 1500 технических специалистов из 19 подрядных организаций, а работа была организована в две смены... некоторые операции проводились впервые не только на проекте «Сахалин-2», но и в России... компания одна из первых в России начала применение технологии цифровых двойников — системы для обеспечения удаленной поддержки в режиме реального времени. В период планового останова инженеры и технические консультанты из разных точек мира подключались к видеотрансляции на месте проведения работ и оказывали поддержку онлайн».

С 31 июля на аналогичные месячные работы встал «Моликпак», затем последовала «Пильтун-Астохская-Б».

В течение этого периода компания продолжала производство и отгрузку СПГ и нефти покупателям в странах АТР. Но – частичную, то есть меньше, чем в прошлом году.

Фото: yuzhno-sakh.ru

Энергетический форум

В начале октября в Южно-Сахалинске прошла традиционная (24-я) международная конференция «Нефть и газ Сахалина». Впрочем, была она уже не вполне традиционной.

Специалисты давно уже указывали на то, что мероприятие теряет свое значение: «Пустота в красивой обертке. Много слов и мало смысла. Доклады топов урезаны по соображениям конфиденциальности до общеизвестных фактов и лишены какой-либо эксклюзивности... обсуждение планомерно скатывается с мирового нефтегазового рынка до, грубо говоря, инновационных светоотражателей на спецодежде».

Губернатор области Валерий Лимаренко небезуспешно привнес в повестку новое содержание, вроде впрямую и не относящееся к шельфу, но крайне интересное и для будущего региона и для транснациональных компаний. Это проблемы климата, борьбы с парниковыми газами, чистая энергетика, в том числе водородная и т.д.

В этой связи конференцией, которую постепенно стали называть Дальневосточным энергетическим форумом привлекла внимание. Например, Российской Академии наук. Президент РАН Александр Сергеев принял активное участие в конференции, а на ее полях прошла даже выездная сессия РАН, на которой около 20 академиков обсудили фундаментальные вопросы геологии, геофизики, ресурсообеспечения России в будущем и т.д.

По итогам наш Сахалинский государственный университет попадает под прямую опеку РАН, что дает ему очень интересные перспективы.

Для отраслевиков же наиболее значимым событием форума стало подписание соглашений о создании нефтегазового индустриального парка, после чего он приобрел совершенно реальные очертания. В этом парке будут базироваться различные нефтесервисные компании, что позволить повысить их локализацию на острове как минимум до 25 процентов.

Газификация

А для всех без исключения островитян наиболее важным итогом конференции стало подписание новой программы газификации области на 2021-2025 годы. Она обещает долгожданный газ практически всему острову.

Сейчас уровень газификации Сахалина порядка 38 процентов – по новой методике учитывается как непосредственный доступ жителей и промышленности к голубому топливу, так и использование газа для генерации тепловой энергии на ТЭЦ. Через пять лет этот уровень планируется довести как минимум до 84 процентов (в идеале до 100 процентов).

В общей сложности планируется построить около 1200 километров газопроводов, газифицировать свыше 26 тысяч домов и 157 предприятий и котельных. Для удаленных районов предусмотрена автономная газификация за счет сжиженного природного газа.

С этой целью программой предусмотрено строительство малотоннажного СПГ-завода «Газпрома».

— Программой на 2021-2025 годы предусмотрен максимальный сценарий. Со стороны «Газпрома» финансирование газификации Сахалина увеличено почти в шесть раз — до 22,8 миллиарда рублей. Темпы работ будут беспрецедентно высокими, — сказал во время подписания программы глава концерна Алексей Миллер.

Перспективы+

С учетом того, что правительство области не собирается останавливать свою программу тотального перевода на газ автомобильного транспорта, становится видно, что основной вектор энергопотребления островов реально смещается с угля и нефтепродуктов на газ. Впрочем, это касается и всего Дальнего Востока – но в более отдаленном будущем, Сахалин просто к этому гораздо более готов.

По словам выступившего на конференции директора департамента добычи и транспортировки газа Минэнерго РФ Александра Гладкова, основной ресурсной базой для газификации станет проект «Сахалин-3». Существенный рост добычи ожидается в 2030-м, когда заработают Южно-Киринское и Мынгинское месторождения этого проекта. Предполагается, что к 2035 году месторождения блока будут давать 26,9 миллиардов кубометров. Запасов там хватит, они оцениваются более чем в 1 триллион кубометров. К этому стоит добавить и практически неиспользованный газовый потенциал «Сахалина-1» более 400 миллиардов кубов.

По прогнозам Минэнерго, потребность в природном газе в трех регионах, входящих в транспортную систему «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» к 2035 году составит около 40 миллиардов кубометров.

Непростой прогноз

Но это перспектива. Пока в добыче газа прогнозируется рост, но небольшой – до 1 процента в год. С 30,9 миллиарда кубометров в этом году до 31,7 миллиардов в 2024. Понятно, что это не догма. Тотальная газификация области, то есть появление новых потребителей, возможно, ускорит этот процесс.

А вот с добычей нефти (включая, как положено, газовый конденсат) все не столь однозначно. Похоже, пик ее пройден. До нынешнего года здесь шел рост – в 2017 году добыто 17,8 миллионов тонн, в 2018-м – 19,3 миллионов, в прошлом – 19,8 миллионов тонн. А вот в нынешнем, по оценке, будет 18,5 миллионов, в следующем – 17,2 миллиона, в 2022 – 16,8 миллиона, в 2023 – 16,2 миллиона, в 2024 году – 14,9 миллиона тонн.

Месторождения «Нептун» (запасы оценены в 415 миллионов тонн нефти) и «Тритон» (135 миллионов тонн), открытые «Газпромнефтью», слишком далеки и глубоки, и в среднесрочной перспективе как работающие, как видим, не рассматриваются.

И данные прогнозы не могут нас не тревожить. Общий баланс добычи углеводородов в ближайшие пять лет идет в минус, что крайне негативно скажется на бюджете области.

Потрясения этого года – пандемия, ценовые войны, запланированные ранее мероприятия по снижению добычи и незапланированные «остановы» – все это отчетливо проявит себя уже в следующем году. Тем более, если, как было сказано выше, нынешняя стоимость барреля для бюджета страны комфортна, то для регионального бюджета крайне недостаточна. Уже понятно, что в предстоящем году он недосчитается около трети нынешних доходов – порядка 60 миллиардов рублей.

Впрочем, эта обширнейшая тема касается уже не столько нефтегазодобытчиков, сколько политиков и госуправленцев.

«Сахалин P.S.» №18