Дальневосточные рыбопромышленники разругались на фоне кризиса

Дальневосточную рыбодобывающую отрасль сотрясает крупный конфликт. С конца прошлого года два крупнейших игрока – Ассоциация добытчиков минтая (АДМ) и Русская рыбопромышленная компания (РРПК) выясняют отношения в суде. Причиной стало исключение РРПК из ассоциации. Это прямое следствие передела рыбного рынка, начавшееся с введения крабовых аукционов. Подробности – в материале корреспондента «ФедералПресс» на Дальнем Востоке.

За крабов ответишь!

На этой неделе начнется очередной суд, связанный со спором двух крупнейших дальневосточных рыбодобытчиков – Ассоциации добытчиков минтая и Русской рыбопромышленной компании. Этот конфликт начался еще в прошлом году, когда РППК исключили из ассоциации. Решение принимали на общем собрании, одобрив его почти единогласно.

Причины лежат на поверхности. В прошлом году владелец РРПК Глеб Франк по сути пошел против большинства игроков дальневосточного рынка. Он в одностороннем порядке обратился к правительству, предложив ввести крабовые аукционы. Мнением представителей АДМ он не поинтересовался, в то время как большинство представителей ассоциации были против такой инициативы.

Предложение Франка поддержали: половину крабовых квот пустили с молотка. Пожалуй, главным выгодоприобретателем стала именно Русская рыбопромышленная компания, которая купила сразу 10 лотов. Отрасль в целом скорее проиграла: с рынка ушел целый ряд компаний, объемы вылова упали, а некоторые лоты не достались вообще никому.

Стоит отметить, что глава РРПК выступал еще с несколькими инициативами, которые лишь сильнее ударили бы по менее обеспеченным компаниям. Их не поддержали, а в противном случае Глеб Франк сумел бы получить еще больше выгоды.

Понятное дело, на Франка заточили зуб, и осенью прошлого года его компанию исключили из Ассоциации добытчиков минтая (в нее входит 29 предприятий). Как говорится, ну исключили – и исключили, что такого? Однако членство в АДМ позволяет продавать продукцию с сертификатом Морского попечительского совета, без которого сложно попасть на целый ряд европейских рынков.

Решение для АДМ было, конечно, рискованным. Формально ситуация выглядела предельно просто. Несколько предприятий, объединившись, решили осложнить положение на рынке для Русской рыбопромышленной компании. Обычно в таких случаях принято говорить про картельный сговор. Глеб Франк медлить не стал и обратился в суд. Буквально перед Новым годом приморский краевой арбитраж признал решение АДМ недействительным. Вскоре к делу подключились антимонопольщики. Они возбудили дело против предприятий ассоциации, включая ЗАО «Остров Сахалин» и ПБТФ Александра Верховского, «Океанрыбфлот» и другие. В случае очередного судебного поражения предприятия обяжут заплатить штрафы.

Драка на краю пропасти

В самой ассоциации настаивают на том, что произошедшее является внутренним делом. Мол, хотим – впускаем новых членов, хотим – выгоняем старых. Тем более что решение принималось сообща. Однако у Глеба Франка огромные лоббистские возможности и крепкие связи в федеральном центре. Перебить такой обух не так-то просто.

Остроты ситуации добавляет тот факт, что борьба двух крупных рыбодобытчиков началась на фоне жесточайшего кризиса в отрасли. Здесь совпало сразу несколько факторов. Прежде всего сейчас уровень российских уловов неизменно снижается. Одной из главных причин такой ситуации стали постоянные изменения в законе «О рыболовстве», который с 2016 года постоянно реформируют. Вишенкой на торте стали крабовые аукционы. Выиграло от этих изменений лишь небольшое число крупных компаний – остальные так или иначе потеряли деньги.

«Раньше развитие отрасли планировалось на долгосрочную перспективу – 5, 10, 15 лет. Закон «О рыболовстве» пятнадцать лет помогал рыбакам. Благодаря принятым мерам уловы выросли с 2,9 миллиона тонн до пяти с небольшим. Однако сейчас этот показатель снижается. Пока не очень сильно, но все-таки», – рассказал «ФедералПресс» президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов.

Кроме того, с декабря прошлого года китайские порты закрылись для российской рыбы из-за COVID-19. Для рыбаков в ДФО это означает ровно одно: их уловы некуда девать. Местный рынок совсем невелик, чтобы можно было быстро продать добычу. А хранить рыбу негде – ни в одном регионе Дальнего Востока нет соответствующих мощностей. Федеральные власти, правда, уже много лет говорят о том, что надо бы создать в округе рыбный кластер, но пока все эти планы существуют лишь на словах. В общем, если ситуация не изменится, значительная часть продукции попросту пропадет.

Неспроста дальневосточный полпред Юрий Трутнев на днях потребовал увеличить переработку рыбы в стране. Понятно, что это попытка сделать вид, что проблема хоть как-то решается. Вероятно, к моменту, когда чиновники выкатят свои планы, Китай уже откроет порты и острой потребности у рыбаков не будет. Хотя на будущее, конечно, подобные меры нужны.

В такой ситуации игрокам рынка, наоборот, нужна определенная консолидация. Тем более что для Дальнего Востока рыбная отрасль – одна из ключевых, она дает и налоги, и рабочие места. Как отмечают эксперты, «бодание» РРПК и АДМ в нынешней ситуации может серьезно аукнуться всему Дальнему Востоку. Тем более если в дело уже вмешались государственные структуры. Промысловики уже несут большие потери, а взаимные обмены штрафами и санкциями могут еще сильнее усугубить ситуацию. Так что от решения нынешнего конфликта между АДМ и РРПК действительно зависит очень многое.

Фото: russianfishery.ru