lorem

16 сентября 2016

Алла Любимова: доступность, качество и ответственность – три кита здравоохранения

> Елена Герцен

Пожалуй, впервые за последние годы специалисты регионального минздрава стали с такой регулярностью выезжать в районы. О том, с какими проблемами приходится сталкиваться, а также о задачах на день завтрашний состоялся наш разговор с министром здравоохранения Сахалинской области Аллой Любимовой.

- Алла Владимировна, вам доверен один из самых ответственных участков работы в регионе, и после многочисленных ваших поездок по районам наверняка уже можно делать выводы и оценивать уровень специализированной помощи. С какими проблемами вы столкнулись?

- В последнее время наметилось негативное отношение к медицине по разным причинам, которые нам предстоит понять, чтобы выстроить новую систему взаимодействия врача и пациента. Признаться, меня удивило ваше приглашение к разговору, ведь сегодня не так много средств массовой информации, которые ищут правдивого диалога, выслушивая вторую сторону, часто рейтинги создаются лишь на основе собственных выводов и жалоб пациентов.

При этом не отрицаю - в отрасли есть масса нерешенных проблем, ставших следствием сложившейся за последние годы определенной системы здравоохранения, которую ломать и перестраивать никто не решался. В погоне за высокими технологиями и реализацией дорогостоящих проектов, на второй план ушли простые, но главные вещи. Сегодня перед нами стоит задача – сделать медицину доступной и качественной от начального этапа обращения пациента. Хотелось бы решить все проблемы за год, но я понимаю, что это невозможно.

- На чем будет основана новая схема действия «врач-пациент»?

- В соответствии со стандартами плановая медицинская помощь должна оказываться человеку в течение 14 дней. Но мы сейчас говорим не о стандартах, потому что сама процедура посещения поликлиник изначально конфликтна. Ведь пациент, приходя к врачу, всегда желает больше, чем врач ему может дать, к сожалению. Условно говоря, получить результат, выпив одну таблетку, но при этом человек не задумывается, что ничего не сделал для своего здоровья: не занимался спортом, безмерно употреблял алкоголь, курил, не обследовался ранее.

- В этом конфликт?

- Главный конфликт в том, что медицина одна из отраслей, где не последнюю роль играет человеческий фактор. Изменилось отношение как пациента к врачу, так и врача к пациенту. Недоброжелательность и даже хамство встречаются как с одной, так и с другой стороны. Если поставить на одну чашу весов медиков и пациентов, я даже не знаю, кто перевесит.

Стоит глобальная задача — бороться с системой внутри себя, и мы уже ведем эту работу, есть психологи, которые работают с персоналом, есть учреждения, где мы занимаемся отбором людей, способных работать в регистратурах. Мы стремимся к тому, чтобы в каждой поликлинике, в каждом учреждении у нас был профессиональный администратор, который, увидев или даже почувствовав назревшую спорную ситуацию, вышел к людям и ее решил.

Я признательна тем сахалинцам, кто помогает нам взглянуть на здравоохранение глазами пациента, обращаюсь напрямую в областной Минздрав с советами и рекомендациями. Опыт показывает — после проведенного анализа, в большинстве они оказываются правы.

- Значит, первые выводы сделаны, будут ли решения?

- Выводы сделаны, и, возможно, они не понравятся некоторым моим коллегам. Долгие годы не было должного контроля системы здравоохранения в отдаленных районах, проверки проводились часто «ради галочки», отчеты предоставлялись - формальные. Сегодня я стараюсь побывать в каждом районе лично, в первую очередь, чтобы услышать, о чем говорит население, участковые врачи, уж потом выслушать руководство учреждений. Говоря о медицине на начальном, главном этапе, отмечу, мы ничего нового не изобретаем, но возвращаемся к забытому старому. Если на вопрос: «сколько в селе больных сахарным диабетом?» сходу фельдшер ответить не может, других вопросов к нему не возникает.

Он должен знать наизусть, сколько на обслуживаемой им территории проживает беременных женщин, сколько детей-инвалидов, сколько детей вообще, и, повторю, если не знает, от такого работника нужно освобождаться. Предположим, в селе живут 150 человек, фельдшер обязан знать поименно каждого из них, знать его образ жизни и историю болезни, так всегда было.

Сегодня мы можем себе позволить прекращать отношения с «равнодушной медициной». На место тех, кто забыл для чего и ради кого мы работаем, придут другие специалисты. Правительством области очень много делается для привлечения на Сахалин новых кадров: решаются вопросы приобретения жилья для специалистов. В разработке находится законопроект, который обеспечит определенными льготами врачей на селе.

- В связи с этим сократились ли очереди в районных поликлиниках, хватает ли узких специалистов?

- Я не зря начала разговор с реорганизации системы «врач-пациент». Проблема не в дефиците специалистов, районные больницы укомплектованы кадрами не хуже, а порой и лучше, чем в областном центре, хватает и оборудования. Но для того, чтобы посетить узкого специалиста, ты должен сначала пройти смотровой кабинет – скрининг на наличие онкозаболевания, у женщин на выявление гинекологической патологии, у мужчин на наличие аденомы предстательной железы и так далее, и лишь после идти на прием к врачу. В первую очередь, к терапевту, который назначит обследования и лечение, а при необходимости, сам направит вас к узкому специалисту — неврологу, кардиологу или эндокринологу.

Когда эта системы была сломана – установили инфоматы с автоматической выдачей талонов, и каждый пациент стал сам себе назначать специалиста. Некоторые, как выяснилось, берут талоны сразу к нескольким врачам, а заодно «на всякий случай» прихватят и родственникам, и знакомым. Но придя, например, к врачу-эндокринологу без необходимого обследования и анализов, они не могут получить квалифицированной консультации, начинаются дальнейшие путешествия по кабинетам, удлиняется период лечения, появляется нервозность.

О системе, которая себя не оправдывает, мы говорили на днях с главным врачом Консультационно-диагностического центра в Южно-Сахалинске. Он рассказал, что десятка два талонов каждый день «выбрасывается на ветер», кто-то забыл о посещении или не смог, кому-то, как потом оказывается, это вообще не особо нужно. Мы пытаемся перестроить систему, маршрутизировать, определив точный путь пациента через смотровой кабинет. Перестроить систему предстоит и в работе районных поликлиник. Одна пациентка консультационно-диагностического центра, приехавшая из района, пожаловалась, что записалась на 15 число к неврологу, на 20 — к нейрохирургу, а на 30 — к гематологу, и так далее. О чем думал врач первичного звена, который посылает пожилую женщину в областной центр, где она должна обойти с полдюжины специалистов с недельными перерывами между визитами?

Участковый врач должен, в первую очередь, направлять пациента к специалистам высочайшей квалификации для проверки самого себя, чтобы уточнить поставленный диагноз, который, подчеркну, он сам должен установить, тогда у нас будет порядок, и исчезнут очереди.

Вызывает также вопрос, зачем врачи консультативной поликлиники назначают контрольный осмотр человеку, например, с севера острова, через месяц. А нужна ли еще одна консультация этому пациенту, если в районе есть свои доктора? Врач в районе должен жить своим пациентом и быть нацелен на конечный результат.

- О медицине для женщин. Работает ли призыв о всеобщей диспансеризации, и, главное, есть ли условия для качественной диагностики?

- Добровольно женщины идут на обследование с трудом. И, возвращаясь к теме первичных осмотров, они часто отказываются от прохождения смотрового кабинета, мотивируя «зачем мне гинеколог, если болит ухо». Мы упустили целое поколение женщин, понимающих важность и необходимость общих осмотров, в районах есть люди, которые по 20 лет не были у врача. И приходится «делать ходы» – мы вам вылечим зубы бесплатно, но вы должны пройти и общее обследование организма. Хотя у молодежи уже формируется другое отношение к здоровью, и это радует.

Любой вид конкретной патологии – это зеркальное отражение процессов, которые происходили до нас, и так по всей стране. Заболеваемость беременных женщин в Сахалинской области остается стабильно высокой. Показатель угрозы прерывания беременности в сроке с 22 до 27 недель вырос (с 6,2 в 2013 году до 6,63 в 2015 году на 100 женщин, закончивших беременность), но остается ниже республиканского показателя. Сахарный диабет стал диагностироваться чаще, а вот заболевания щитовидной железы снизились вдвое.

Все усилия акушеров-гинекологов сегодня должны быть направлены на качественную предгравидарную подготовку, своевременную диагностику и лечение инфекций, на патогенетически обоснованное лечение угрожающих преждевременных родов в любом сроке беременности, особенно в группе женщин, имевших потери беременности.

- Сахалинская область относится к регионам с низким показателем младенческой смертности. Но она есть. Каковы цифры?

- По данным службы государственной статистики в 2015 году показатель младенческой смертности на Сахалине снижается, и по-прежнему остается ниже федерального и дальневосточного уровня. И кто бы что ни говорил, наши специалисты в области детской и женской медицины заслуживают всяческой благодарности.

Должна ответственно сказать, сегодня в регионе открыты несколько кабинетов в частных структурах, к которым у минздрава есть вопросы. Недавно мы решали вопрос отправки на лечение малыша в центральные клиники по той причине, что врачи частной практики просмотрели явную патологию. Будем ужесточать меры и требования к «частникам» и наказывать тех, кто, как говорится, смотрит низ, но не смотрит верх. А в результате, за предыдущий год и за начало текущего года выявлены несколько случаев, когда, например, женщине с патологией молочных желез лечили совсем другое заболевание. При этом в Сахалинской области есть достаточное количество доступных гинекологических кабинетов.

- И все-таки, почему в поликлиниках остаются полными коридоры?

- Вы зайдите туда в 10 часов утра, уже почти никого нет. Сегодня отпала необходимость занимать очередь «с первыми лучами солнца». Если это плановая медицинская помощь, талон выдается заранее, если экстренная – оказывается безотлагательно. Все вопросы и сомнения можно разрешить в женской консультации, посетив дневной стационар. Я помню времена, когда по утрам видела безумные очереди возле поликлиник, и были на то причины. Но сегодня возникает вопрос, для чего стоите? Чаще всего талоны в регистратуре есть, мы внедрили старую советскую модель – организовали кабинеты доврачебной помощи, куда может прийти любой гражданин, даже если ему не достался талон. Ему измерят внутриглазное, артериальное давление, открываем и кабинеты неотложной помощи, где работает фельдшер, он окажет помощь, если она необходима.

- Но очереди все равно победить не можем. Самые длинные - в лабораториях поликлиник.

- Давайте зайдем во вторую поликлинику Южно-Сахалинска, там тоже всегда очередь порядка 30 человек. Но она исчезает через 30 минут, потому что забор крови производит одномоментно пять медсестер. И нет смысла приходить заранее, поверьте. Но это тоже нужно победить. В некоторых поликлиниках мы открываем двери на час раньше, чтобы люди могли находиться внутри помещения.

- Как вы оцениваете работу экстренной помощи детям, в том числе с выездом на материк?

- Эту часть работы нашего здравоохранения оцениваю очень высоко. Возвращаясь к работе многопрофильного учреждения — детской областной больницы, могу сказать, что как специализированные, так и высокотехнологичные виды стационарной помощи оказываются по 39 видам специальностей. В 2013 году учреждение получило лицензию на оказание высокотехнологичной помощи по семи специальностям: детская хирургия, гематология, комбустиология, педиатрия, неонатология, урология, ортопедо-травматология. Около 9 тысяч детей в год там получают лечение. Мы многое умеем!

Санавиация тоже работает в полном режиме, причем это полностью бюджетные расходы (порядка 100 млн. в год).

Ни для кого не секрет, для того, чтобы отвезти ребенка в Японию для оказания видов помощи, нам недоступных (лично губернатор принимает решение), на поездку требуется 3,5 млн. рублей, плюс заработная плата специалистов и прочие расходы. Тесно работаем с Хабаровской детской краевой больницей, куда тоже доставляем своих пациентов с пороками сердца, а также с Новосибирским кардиоцентром, Московским центром имени А.Н. Бакулева и другими. Буквально сегодня с Курильских островов доставляем в областную больницу девочку с пороком сердца — пока будем пытаться лечить здесь, но возможна отправка на материк.

Иногда мамы нас ругают, дескать, минздрав не торопится решить проблему, но ведь есть определенный порядок согласований, который четко обязан исполняться, крайне сложно возить пациента в федеральную клинику по экстренным показаниям — таких как мы - целая страна, 86 регионов. Конечно, есть конкретные случаи, которые решаются в индивидуальном порядке, речь идет о жизни человека.

- Насколько высок, по-вашему, уровень подготовки врачей в регионе?

- Достаточно высокий уровень. Было время, когда в здравоохранение брали всех, кто изъявил желание работать, и я не могу сейчас осуждать руководителей, особенно в районах, которые принимали специалистов без оценки квалификации, но могу сказать как сторонний наблюдатель, что, возможно это было правильно, учитывая катастрофу с кадрами.

Но сегодня другие времена и другие требования. Мы можем выбирать. И можем избавляться от случайных людей в здравоохранении, от тех, кто тянет его назад. Считаю, что лечебные учреждения на Сахалине и Курилах укомплектованы достаточно.

Я могу бесконечно говорить о наших специалистах, которыми богат регион. Есть люди «на вес золота», и их достаточно много, ими гордится наша медицина. Об этой профессии можно рассказывать бесконечно, потому что знаю, она требует особенных личных качеств как ни в какой другой профессии. Многие просто уходят, понимая трудности.

- А у вас такое желание возникало?

- И не раз. Но утром встаешь и сама себя осуждаешь за случайные неправильные мысли, такого просто быть не может.

Я уверена, 99,5 процентов жалоб населения рождается от недопонимания врача и пациента, от нежелания разговаривать. Ведь для пришедшего больного человека важно главное – его здоровье, и его не волнует ваше плохое настроение, он имеет полное право задавать вопросы и получать профессиональные ответы. Посмотрите ему в глаза, выслушайте, «проживите» его жизнь. А если нет желания слушать - есть и другие отрасли, где молчание золото.

- Какие первостепенные задачи стоят перед областным Минздравом?

- Обеспечить доступную качественную помощь населению, донести до каждого жителя нашего региона. Вторая задача – реорганизация службы профилактики, нынешний ее уровень себя изжил. Мы активно занимаемся тем, что структурируем сеть, изучаем ее детально. Основную задачу, которую ставит правительство Сахалинской области – выявить заболевание на ранней стадии. Как я уже говорила, немалая часть ответственности будет возложена на поликлиники как на самый начальный этап диагностирования заболевания. В областной больнице мы установили специальный ящик, где принимаем советы и жалобы от жителей, раз в неделю он комиссионно изымается и изучается.

- Письма действительно доходят до рук министра?

- Стопроцентно. Чтобы достичь результата, двигаться вперед мы может только вместе.

ЦИФРЫ

Общая численность женского населения в Сахалинской области, по данным за 2015 год, составила 253 458 человек. В том числе женщин фертильного возраста – 117 218 (46,27 процентов от общего числа). Показатель рождаемости на 1 тысячу населения составляет 13,6.

Блиц-интервью

Шесть вопросов министру здравоохранения области Алле Любимовой

- Алла Владимировна, женщина – это повторение ее матери. Расскажите о вашей маме?

- Об этом главном человеке в моей жизни можно говорить бесконечно, моя мама - Нина Давыдовна долгие годы проработала директором Озерской средней школы, была и остается моим главным советчиком и первой подругой, очень эрудированная, разносторонняя женщина, активный интернет-пользователь… Сейчас занимается репетиторством по математике с правнуком, работает на даче - в общем, живет полной жизнью.

- Кроме работы вы любите…

- …Путешествовать. Люблю искусство, за жизнь посетила многие галереи мира. В свободные минуты слушаю музыку (закончила музыкальную школу). Люблю путешествовать с внуком, ему сейчас 14. Мы никогда не можем с ним наговориться – беседуем обо всем на свете, потому что большие друзья.

- Ваше любимое место на Сахалине?

- Озерск Корсаковского района, там мое сердце.

- А на каком морском побережье или на речке вы обычно отдыхаете?

- Давно это было. Люблю Анивское побережье, Охотск, но сейчас рабочий день - 14-15 часов в сутки, об отдыхе на море можно только мечтать.

- Отдыхаете только в отпуске?

- За 33 года работы смогла лишь один раз позволить себе отпуск 25 дней, две недели считаю оптимальным, чтобы набраться сил и снова работать.

- Нужен ваш врачебный совет: что делать, если наступил тяжелый период, жизнь не радует, рутина заела..?

- Брать отпуск и ехать к солнцу. Если нет такой возможности, все равно сменить обстановку, уйти в поход на 3-4 дня по нашим местам или поселиться в гостинице и с утра до вечера гулять по парку. Как вариант, ходить пешком по городу, смотреть на небо. Все думают, что «все болезни от нервов» - это народная мудрость, на самом деле это истина, подтвержденная медицинской наукой, - человек с плохим настроением проецирует на себя все болезни. Встаньте лицом к лицу с тем, что вас беспокоит, и примите решение, что все зависит только от вас.

comments powered by HyperComments