lorem
    1 мая 2016

    У полномочий

    > Елена Герцен
    Пять лет назад в стране появился институт уполномоченных по правам ребенка. На должность Уполномоченного при губернаторе Сахалинской области по правам ребенка в октябре 2010 года распоряжением областного правительства была назначена Наталья Дарикова. Событие знаковое. Однако некоторые вещи настораживают до сих пор.

    Новый институт заведомо создавался как государственная структура со всеми вытекающими - кабинетами, аппаратом, статусом, определенным местом в бюрократической иерархии. Но может ли встроенный в систему человек противостоять этой системе? Наверное, может, если он смел и нацелен на результат.

    Но, увы, не на Сахалине. И это, подчеркиваем, всего лишь мнение.

    Вот близлежащий пример. По закону сирота, покидающий детский дом, должен быть обеспечен жильем. Но у нас дефицит жилья и денег на него, поэтому власти долго выясняли, кто же обязан взять на себя это бремя. Пока они «бодались», сироты болтались в воздухе: кто снимал жилье, кто сбивался коммунами под крышей у счастливчиков, которым повезло немного больше. Сейчас эта проблема начала, к счастью, успешно разрешаться, но тогда бывшим детдомовцам помыкаться пришлось немало.

    И теперь вообразите, что один чиновник, призванный защищать эти права, приходит к другому чиновнику, который защищает бюджет, и требует от него каждому сироте по выходу из детдома немедленно вручать ключи от квартиры. А ежели не вручит, то внимание прокуратуры гарантировано. Фантастика. А между тем на этой фантастической основе и строится сегодня институт уполномоченных по правам ребенка. Нетрудно предвидеть, кто окажется в победителях. Хотя я думаю, что даже и борьбы не будет. Один госслужащий рангом повыше разъяснит другому госслужащему рангом пониже, каким лесом ему следует идти, и второй послушно туда отправится. Потому что часть, встроенная в систему, не может поднимать бунт против того, что ее породило.

    Невозможно вообразить себе ситуации, чтобы руководитель подчиненной структуры без одобрения начальника вдруг бросился бы требовать денег на оборудование школ подъемниками для колясочников. Хотя это его прямая задача - обеспечивать всем детям равный доступ к образованию. Но обязанность обязанностью, а вертикаль и держится на том, что поперед батьки в пекло не лезут, батька может и голову сшибить вместе шапкой.

    Может ли уполномоченный по правам ребенка чиновник вести себя иначе? А раз так, то каков смысл его существования? У нас множество структур, призванных заниматься детьми: социальные службы, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки, образования. Наивно думать, что если они не справляются с задачей защиты прав ребенка, то с ней справится уполномоченный. Так вот, есть мнение, что сахалинский уполномоченный по правам ребенка Наталья Дарикова, в лучшем случае, занимается точечными проблемами. В худшем - транслирует достижения власти в области защиты прав ребенка. А нужен ли еще один чиновник со столь узкими функциями? Который будет не исполнять полномочия, а стоять у полномочий?

    Р. S. Хотелось бы уточнить, мы не выступаем против данного института как такового. Региону действительно необходимо разбираться с «детскими» вопросами. Но удалось ли названной персоне за время работы представить обществу реальную картину с правами ребенка? Узнали ли мы, где болит, и смогли ли поставить правильный диагноз? Чтобы можно было говорить о стратегии лечения. Но структура существует при губернаторе и обсуждению, как водится, не подлежит…

    comments powered by HyperComments