8 сентября 2018

К морю по «пятикилометровке»

> Зоя Слежакова, фото Лилии Липатиной

Очередной выходной мы, члены ногликского турклуба «Штурм», запланировали потратить с пользой. Накануне руководитель Юрий Величко объявил в группе WhatsApp о предстоящем мероприятии – походе к морю через реку Уйглекуты

В этом несложном путешествии лишь одна загвоздка – моста через Уйглекутку не существует уже много лет. Поэтому Юра принял решение переправляться через речушку на байдарке типа «таймень».

В 11 часов утра мы с Лилией и новым членом нашего клуба Кристиной стыкуемся у супермаркета «Олимпик» и идём в сторону микрорайона «Восток», где к нам присоединяется Данилка. К этому моменту Юрий и Александр уже выдвинулись по Тыми к Уйглекутке. Встретиться условились на месте разрушенного моста. Погода прохладная (+5○С) и пасмурная, как всегда во время цветения черемухи. Руки сразу же замерзают, приходится спасаться перчатками. Совсем некстати к нашему маленькому отряду подходит мой знакомый, решает немного проводить и всё время повторяет, как заведённый:

- Куда вы собрались? Какой поход?! К морю по старой дороге? Там же медведи! Вот вы отчаянные. Вас же съедят. Давайте, я вам карабин дам. Увидите медведя – сразу лезьте на дерево. А иначе вас съедят!..

От оружия отказываемся, на монотонные причитания почти не реагируем. Волков бояться – в лес не ходить. А не выбираться на природу жителю Северного Сахалина никак нельзя: это наша главная отрада, самое большое богатство. Для многих и вовсе – единственная отдушина.

Сразу за последними домами посёлка нормальная дорога резко обрывается. Дальше – топкая многоцветная марь. Когда-то через неё до самой Уйглекутки пролегал симпатичный тротуар. Прекрасно помню, как в детстве бегали по его доскам то за клюквой, то на реку купаться. Сейчас же от дорожки почти ничего не осталось.

Скачем то по подгнившим деревяшкам, то по кочкам. Кристина пока ещё не обзавелась подходящей обувью, и её городские кожаные ботинки очень скоро пропитываются водой.

***

У реки приходится ждать-мёрзнуть больше часа. Парни плывут против ветра и течения, да и вообще, байдарка – не самое быстрое плавательное средство. Но вот из-за поворота медленно выплывает «таймень», и ребята переправляют нас по очереди на другой берег.

Байдарку оставляем в кустах, принакрыв её плащом-палаткой и присыпав свежей и сухой травой. Смеёмся: несмотря на наши ухищрения, синие бока лодки заметны издалека… о да, мы боги маскировки! Впрочем, сегодня на этом берегу всё равно никто не появится – переправы нет, погода не та, время года не подходящее. Это только нам, оголтелым туристам, вечно не сидится на месте.

Выходим на старую дорогу, которая за долгие годы простоя густо заросла деревьями и кустарником и теперь имеет совершенно дикий вид. А ведь когда-то она была очень популярной как самая короткая дорога к морю. По этому пути мы в школьные годы ходили до косы залива Ныйво. По нему ещё мой дед, будучи десятилетним мальчишкой, сбегал из дома-интерната для детей коренных малочисленных народов Севера в родное селение, чтобы повидать свою маму. А сколько здесь брусники, сколько маслят, шишек!.. Не только жители бывшего колхоза «Восток», но и все ногликцы ходили сюда за дикоросами. Теперь им приходится тащиться на «базальтовый» и в другие места, которые находятся гораздо дальше, куда без автомобиля не доберешься. К тому же сейчас, когда в сезон север острова бывает «оккупирован» южанами с их комбайнами для сбора ягоды, такие походы часто почти ничего не приносят.

***

За такими нехитрыми думами-воспоминаниями, дружескими разговорами со «штурмовиками» время летит незаметно. Немного напрягает то, что приходится то и дело продираться сквозь заросли ольхи, зажмурившись и заслонивши лицо руками, но в целом идти легко.

Температура воздуха для пешего похода самая приятная. Больших и резких подъёмов на нашем пути не попадается. Комаров пока ещё нет, клещей мало. Медвежьи следы, конечно же, встречаются, но мы к ним привыкли и почти не замечаем. Косолапые теперь везде и всюду, кто ж об этом не знает. Для порядка всё же стараемся шуметь: свистим, громко болтаем, даже покрикиваем. Пусть хищник знает, что идёт человек, да не один. Не стоит вставать у этих непредсказуемых существ на пути. Как странно, думаю я между криками, всю жизнь интуитивно старалась соблюдать тишину в лесу… должно быть, из уважения к его обитателям. И тут оказывается, что эти правила приличия никому не нужны.

В лесу, как и вообще в жизни, к сожалению, чаще приходится быть не учтивым, а наглым и напористым.

У большой трубы через лесной ручей останавливаемся на привал. Здесь, в низинке, удивительно уютно: негромко журчит родник, то тут, то там виднеются сочные стебли черемицы, белые цветки триллиума и ещё какие-то крошечные сиреневые цветочки, похожие на фиалки. Густо пахнет молодой листвой, мхом и торфом. Пообедав обычной туристской снедью, идём дальше.

***

…И вот вдали появляется широкая светло-серая полоса. Легкая усталость моментально испаряется, и мы бежим к воде словно школьники.

«Ликование свободы. Это к морю – путь души…», - приходят на ум строки любимой Эмили Дикинсон. И привычное удивление: Охотское море – уголок Великого Тихого океана – ведь оно совсем близко. Порой, во время шторма ногликцы слышат его рокот, даже не выходя из своих квартир. Почему же мы приходим к нему так редко?..

В этот раз море встречает нас необыкновенной тишиной. Волн нет вообще – их гасят льдины, огромное войско больших и малых глыб причудливых форм. От самой кромки почти неподвижной воды они уходят вдаль и пропадают в густом тумане. Из-за дымки граница между небом и водой стёрта – седое море будто бы постепенно сходит на нет, на какой-то неведомой линии прекращая быть частью нашего мира. Величественное зрелище, никогда в жизни я не видела ничего подобного.

Подходим к воде. Сегодня она почти прозрачна и имеет зеленоватый оттенок. Фотографируемся на льдине. Парни развлекаются, бросая здоровенные ледышки в воду. Громкое бульканье и брызги, летящие во все стороны, приводят их в восторг. Совсем как мальчишки!

***

Уходить отсюда не хочется, и мы ещё долго сидим на крупном сером песке, любуясь морем. Лилия много фотографирует. Данил, которому заботливая мама всегда перед походами набивает рюкзак всякой-разной едой, ест прямо с ладошки жареную камбалу. Кристина сняла насквозь мокрые носки и обувь и с наслаждением греет босые ноги у большого костра, который развели из топляка Юра и Саша.

Заодно ребята стащили в огонь кучу мусора, собранного вокруг нашего импровизированного лагеря.

Бутылки, пакеты, коробки, обрывки веревок и прочая ерунда – как могут взрослые люди, будучи в здравом уме, бросать всё это среди такого великолепия?

Ловить бы этих товарищей и сажать под домашний арест пожизненно: раз так любят наводить бардак, пусть хотя бы делают это на своей территории, а не вредят природе и не портят настроение другим людям.

Впрочем, это я сейчас вспоминаю и ворчу, а там, у костра на морском берегу, ни о чем дурном думать не хотелось и не моглось.

Тишину нарушает шум мотора. Мимо нас по полосе прибоя проезжает грузовик. Открытый кузов автомобиля битком набит людьми, по всей видимости, работниками одной из столь многочисленных в последнее время рыбодобывающих компаний. Путина на носу. Мужики смотрят на нас, как на диковину (хотя с чего бы?) и, несмотря на тряску, снимают на камеры мобильных телефонов.

***

Обратный путь занимает всего пару часов. К шести вечера произошел отлив, и Уйглекутка из небольшой речушки превратилась в длинную грязную лужицу сантиметров 30 глубиной. Перебираемся на другой берег, и здесь Юрий предлагает нам с Лилией доплыть на байдарке до «шестого причала». Без особого энтузиазма соглашаюсь.

Ну не понимаю я прелести байдарок, каяков – всех этих тихоходных плавательных средств. Если можно быстрее пройти по берегу, зачем мучиться, загребая воду легким, как швабра, вёсельцем? По-моему, это почти как новомодная игрушка гироскутер – едешь со скоростью пешего хода, только и смотришь, как бы в бордюр не врезаться. То ли дело моторка или хотя бы деревянная лодка из тех, например, что делали рыбаки на Венском, – большая, надежная и грузоподъёмная, с длинными тяжелыми веслами. На такой лодке весь залив Ныйво можно за день вдоль и поперёк обойти. Она и в октябрьский шторм не перевернётся.

По Уйглекутке плыть беспокойно – илистое дно реки сплошь усеяно корягами, того гляди попортят брезентовое дно, так называемую байдарочью «шкуру».

По глубокой Тыми идти просто жутко – байдарка кажется вёрткой и неустойчивой, а если с неё свалишься в воду, обратно влезть ни за что не получится.

Попутчики, однако, моих настроений не разделяют, и, кажется, получают настоящее удовольствие от нашей речной прогулки. Что же, на вкус и цвет товарищей нет.

***

Мы плывём очень долго, где-то около двух часов. Почти весь этот путь думаю о дороге к морю и мосте через Уйглекуты. Как много теряют наши люди только из-за того, что нет переправы через эти смешные 25-30 метров мелкой водицы!

Год назад, помнится, Виктор Петров, дизайнер ногликской районной центральной библиотеки и ещё один наш друг, делился своей идеей поставить висячий мост через Уйглекутку. Такие канатно-дощатые мосты на Сахалине успешно используются в Александровском, Анивском районах, может быть, и в других. Подобные сооружения относительно недороги, а выглядят впечатляюще, ходить по ним интересно. Обзаведшись висячим мостом, Ноглики получили бы ещё одну «изюминку», а ведь одна из задач муниципалитета – «повышать туристическую привлекательность городского округа».

У Юрия с его инженерным образованием и аналитическим складом ума в голове сразу возникает схема такого моста со всевозможными подробностями. А заодно и куча проблем, которые непременно должны возникнуть при реализации проекта. Даже не пытаюсь спорить. Конечно, все мы знаем, что реки – объекты федерального значения, что проще совсем махнуть на них рукой, нежели пробиваться сквозь кучу бюрократических препон (напомню историю с затором на Тыми). Что вести на реках какие-либо работы – дорого и хлопотно, и без крайней нужды за это вряд ли кто возьмется. И да, конечно же, посмотреть на море – это никакая не жизненная необходимость… Область вряд ли поймёт. Пожалуй, даже слушать не будет.

И все же, не будучи поклонницей советского периода, не могу не думать о том, что прежде все эти проблемы каким-то образом решались. Находилась техника, изыскивались средства, и старое деревянное сооружение через Уйглекуты честно служило людям не одно десятилетие.

Быть может, потому, что прежде люди в нашей стране внимательнее относились друг к другу. Они понимали, что лучше возводить мосты, чем строить стены.

«Знамя труда», Ноглики

comments powered by HyperComments