14 сентября 2016
11 июня 2016

Шестимильная зона: на перекрестке мнений

Аналитический обзор

> Елена Герцен

Подводить итоги в разгар лососевой путины – дело неблагодарное, в то же время, рыбная отрасль Сахалина всегда зовет журналиста туда, где кипят страсти и решаются жизненно важные, касающиеся всех и каждого вопросы. На островах начался первый этап реализации практики инициативы областных властей на упрощение доступа населения к водным биоресурсам прибрежной зоны. О том, с какими трудностями предстоит столкнуться населению, властям и рыбопромышленникам, мы решили разобраться, собрав несколько компетентных мнений.

Устранить барьеры

В марте текущего года президент РФ дал поручение по организации рыболовства в прилегающей к территории Сахалинской области морской шестимильной зоне. Это стало знаковым событием для рыбной отрасли региона. В первую очередь для предприятий малого и среднего бизнеса, которые ранее испытывали трудности с хозяйственной деятельностью в прибрежной акватории.

- Население области, рыбаки вместо ожидаемых преференций, позволяющих доставить качественную рыбу на прилавки, ждут три месяца, пока чиновники в Росрыболовстве договорятся. По предварительным оценкам, потери уже составляют до 20 тысяч тонн недоиспользуемых биоресурсов, — отметил губернатор Сахалина. По словам Кожемяко, действующее законодательство регулирует работу крупных компаний, занимающихся океаническим рыболовством. А в отношении малого и среднего бизнеса, действующего в прибрежном рыболовстве, нормы законодательства превращаются в административные барьеры.

- Это происходит в силу того, что компании, ориентированные на прибрежную добычу, значительно отличаются своей структурой и техническими приемами от крупного океанического бизнеса. А требования к ним одинаковые, — подчеркнул губернатор.

Глава Минвостокразвития Александр Галушка на июньском совещании в Хабаровске сообщил, что по оценкам Дальневосточных рыбохозяйственных объединений финансовые потери отрасли, связанные с административными барьерами, оцениваются в 15 миллиардов рублей ежегодно.

Что позволено местному населению

Напомним, 2 августа в Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна были внесены изменения, направленные на активизацию промысла в шестимильной прибрежной зоне Сахалинской области через снижение целого ряда административных барьеров. Задача – дать возможность использовать имеющиеся в прибрежной зоне ресурсы небольшим коммерческим компаниям и рыболовам-любителям. По оценкам, у берегов Сахалина и Курил можно ежегодно дополнительно добывать 30-40 тысяч тонн таких объектов, как минтай, треска, навага, камбала, морской окунь, кальмар, осьминог и других.

В соответствии с обновленными Правилами сахалинцы и курильчане получили право вести добычу в шестимильной зоне с помощью разрешенных орудий лова, применением судов и лодок длиной до 24 метров. Однако, при выходе в море по-прежнему необходимо соблюдать пограничный режим, уведомлять об этом соответствующие госорганы. При использовании судов без технических средств контроля в целях безопасности допускается лов только в светлое время суток.

Как разъяснил журналу зампредседателя правительства Игорь Быстров, курирующий отрасль, регистрация участников промысла в прибрежной зоне будет вестись в максимально упрощенной форме по заявительному принципу. Первыми такое право получат жители сел, бесплатные путевки им будут выписывать в местных администрациях. Для получения путевки при себе необходимо будет иметь лишь паспорт с сельской пропиской в данном населенном пункте.

- Рыбаки-любители смогут добывать водные биоресурсы – так называемую разнорыбицу всеми разрешенными правилами рыболовства орудиями, а также и теми, которые предусмотрены путевками: на каждого гражданина по одной сети длиной до 30 метров и размером ячеи от 18 до 45 миллиметров и одному перемету с количеством крючков до 20 штук. При этом важно понимать, что речь идет о разрешенных к промыслу видах, а не о тихоокеанских лососях, крабах и креветках.

Заместитель руководителя областного агентства по рыболовству Сергей Ом уточнил, что использовать рыбаки могут как собственные плавсредства, так и те, которые принадлежат хозяйствующим субъектам. Ловить в шестимильной зоне удобными снастями по-прежнему можно будет без какой-либо путевки.

Теория есть, а практика?

Как это будет работать - пока вопросов больше, чем ответов. Понятно, что для крупных добывающих компаний промысел в шестимильной зоне нерентабелен, но, идя от обратного, обращаюсь именно к рыбопромышленнику, председателю Совета директоров градообразующего предприятия - колхоза имени Г. Котовского в селе Стародубском Долинского района Виктору Сливину, которому как старожилу небезразлична судьба прибрежной территории.

- Я здесь как сторонний наблюдатель, но не только, - говорит Виктор Сливин. - Во-первых, человек не может выйти в море, не имея на то соответствующих документов по обеспечению безопасности. Сегодня у нас, рыбопромышленников, кунгасы все сертифицированы, есть бригадиры, связь. Но как может рыбак-любитель оснастить свою лодку по всем правилам? На эту тему уже Генпрокуратура прислала предписание, что рыбак-любитель должен зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель или как кооператив со всеми вытекающими параметрами соблюдения безопасности. А если создал ИП – это уже промышленный вылов. В то же время, любителю никто не мешает зарегистрировать свою лодку в ГИМсе, получить свидетельство о вождении и так далее. Но если так рассуждать, то ведь и я могу взять билетик, поймать камбалу. Для себя, уточняю. Но если поймал на продажу, то я уже, извините, не рыбак-любитель…

Рыбак-любитель или браконьер?

Как отличить того от другого, ведь спекуляция неизбежна. По словам руководителя агентства по рыболовству Сергея Диденко, чтобы исключить риск браконьерства под видом законной рыбалки, для каждого района ее условия будут индивидуальными. Например, в водах восточного Сахалина, где сейчас идет лососевая путина, временно ограничат использование сетей. Учет вылова гражданами будет организован агентством по рыболовству области совместно с муниципалитетами в местах реализации уловов и выдачи путевок. Видовой состав и вес улова учитываются со слов гражданина. Он не обязан документально или иным образом подтверждать заявленный вес, видовой состав и другие параметры улова.

Закономерен вопрос, а если рыбак вышел в море на участке рыбопромышленника (а они по всей акватории), каковы будут его действия?

- Мы обязаны при присутствии любых третьих лиц на территории рыбопромыслового участка сообщать об этом в прокуратуру, в террорганы, так прописано в договоре, иные действия чреваты разрывом договора. То есть, я рискую всем, - возмущен Виктор Сливин. - И как действовать, если на наш участок выдается путевка, которую рыбак-любитель достанет из кармана и мне смело предоставит?

Знаете, задумка власти понятна и хороша, но не случится ли так, что эта путевки на выход в море на 3-4 километра окажется путевкой в один конец? А представьте, если зимой выйдут в море на этих «лодочках»?

Браконьера можно уличить только в том случае, объясняет Быстров, если человека застали на месте преступления в районе промысла. Как только он приезжает на предприятие, у него появляются официальные документы. Это то, до чего мы доигрались, единственные и уникальные, введя в регионе установление объемов по заявительному принципу. То есть, кто сколько захотел, тот столько и записал. Не исходя из того, сколько рыбы подходит, сколько ее нужно пропустить на нерестилище либо сколько необходимо для работы предприятий, а произвольно – по принципу «главное, чтобы не было больше, чем дали всему Сахалину».

Вопрос контроля, надо признать, порой доходит до абсурда, упираясь в досадные мелочи, хотя главные критерии, по словам Быстрова, – объем, акватория, сроки и орудия лова. Без решения этих вопросов в рамках комиссии по анадромным видам рыб решить проблему невозможно.

- На сегодняшний день мы для граждан проект «три хвоста» в прошлогоднем режиме не запускаем, - говорит он, - потому что практически невозможным стало отделить рыбака-любителя от браконьера. Только на рыбопромысловых участках, отведенных для вылова кеты, и в нескольких муниципальных образованиях проект действует.

Где взял рыбу? Купил у рыбаков-любителей. Это стало трендом лета-2016. Лета, которое запомнится тем, что в мозгах как самих чиновников, так и предпринимателей, живущих незаконным бизнесом, понятия браконьер и рыбак-любитель смешались окончательно.

Привлечь бизнес в шестимильную зону

Виктор Сливин в разговоре высказал мысль, что сегодня те же самые предприятия, которых по берегу сотни штук (где работают такие же сахалинцы), могут тоже ловить и навагу, и камбалу, и многое другое, востребованное населением. Но существующему бизнесу это делать, скептически подмечает собеседник, власти все равно не позволят, опасаясь, что граждане опять не поймут. И в очередной раз расценят это как еще одну возможность, предоставленную рыбопромышленнику властью, заработать «на рыбе, которая для народа».

- Дайте этим предприятиям ограниченное количество квот на вылов крабов, других объектов с условием «только на рынок и по фиксированной цене», и эти рыбопромышленники при наличии своих мощностей добудут вам любой морепродукт и свежим доставят на рынок, при этом будут соблюдены санитарные требования и, собственно, закон. Их можно проверить, они отчетны. С начала путины вылавливается сотни тонн нелегальной рыбы, не заплатив ни копейки налога. Или может это они накормили народ социальной рыбой?

У областной власти на это ответ есть. Немаловажная часть задачи по использованию ресурсов шестимильной зоны, объясняет Игорь Быстров, – привлечь к этому бизнес-структуры и индивидуальных предпринимателей, которые не имеют долей квот. Чтобы предоставить им такие возможности, сейчас ведется совместная работа с СахНИРО и Росрыболовством. Требуется получить рекомендации по потенциальным объектам добычи и ее срокам, а также орудиям лова.

- В ближайшее время планируем задействовать и этот сегмент, хотя, должен признать, он самый сложный. Сегодня у многих предпринимателей и малых предприятий нет собственного флота и ресурсов, но есть желание вести соответствующую деятельность. Будем в этом содействовать, - пообещал зампред.

Что касается «новичков», специалисты областного агентства по рыболовству разъясняют, что регистрацией юридических лиц, пожелавших вести промысел в прибрежной зоне, займется Сахалино-Курильское территориальное управление (СКТУ) Росрыболовства.

Для промышленников уже подготовлены памятки о том, какие им шаги необходимо предпринять.

Тем, у кого есть доли квот, необходимо внести изменения в разрешительные документы на вылов водных биоресурсов. При этом они получают доступ ко всем преимуществам шестимильной зоны. Это, к примеру, возможность добычи без ограничений объектов, для которых не установлены общие допустимые уловы (а среди них немало ценных биоресурсов, таких как спизула, осьминоги), увеличение объемов приловов с 2 до 10 процентов. Появляется и гарантия сдачи уловов на берег – это, к слову, обязательное условие. Чтобы промысел в прибрежной зоне принес ожидаемый эффект, власти сейчас создают инфраструктуру для приемки рыбопродукции. Первый такой пункт организован в заливе Мордвинова на базе компании «Мальки-тур». В ближайшее время подобные точки заработают на предприятиях «Александровское» (Александровск-Сахалинский район) и «Невод» (Томаринский район), а в дальнейшем появятся во всех муниципальных образованиях.

- Эта процедура должна быть такой, чтобы было удобно рыбаку-любителю, скажем, в виде устного опроса. Он не должен бегать с отчетами за проверяющими органами, - сказал зампредседателя областного правительства. При этом добавил, что в случае двукратного непредоставления информации о вылове по полученным путевкам или грубых нарушений Правил рыболовства гражданину может быть отказано в выдаче разрешительного документа на срок от 1 до 6 месяцев.

Пока - эксперимент…

Задача шестимильной зоны – уйти от сезонного промысла, создать новые возможности, используя ресурсы, которые «у нас под ногами», обеспечить самозанятость населения. И, наконец, прекратить демагогию и начать выстраивать индустрию организованного любительского рыболовства «для отдыха и для получения удовольствия».

Сегодня во многих некогда процветающих рыбацких поселках Сахалина царит запустение. Проезжаешь мимо и видишь унылую картину: стоят брошенные причалы и порт-ковши, люди стараются покинуть эти места. Почему так происходит? А потому что рыбу «оторвали» от берега. Она стала перерабатываться на судах и увозиться в другие регионы.

По словам руководителя регионального агентства по рыболовству Сергея Диденко, причалы – это входная дверь. Для любого порта, для любой деятельности, происходящей возле воды, – это главное условие. Именно отсутствие современного порта тормозит также развитие проекта «свободный порт» и рыбного кластера в Корсакове. На Сахалине и Курилах причальные сооружения и порт-ковши строились еще японцами, кто-то ими еще пользуется, хотя требуются дноуглубительные работы, обновление инфраструктуры… И рыбаки ждут этого долгие годы.

- …Невозможно говорить о развитии прибрежных поселков, а также о развитии любительского, шестимильного, да и промышленного рыболовства - без подготовленной инфраструктуры, - рассуждает Сливин, - за границей каждая деревушка имеет свои порты-убежища. Ведь рыбак должен на своей шхуне выйти в море, вернуться, отгрузиться, отстояться… От Анивы до Шмидта у нас сегодня есть один порт-убежище, в Поронайске. Важна государственная поддержка: сегодня идея по шестимильной зоне может оказаться мертворожденным ребенком. Во-первых, без инфраструктур. Во-вторых, сегодня в нашем дальневосточном активе малый флот - это резиновые лодки или кунгасы, на этих плавсредствах далеко не уедешь. Весь мир - это пластиковые или композитные суда с малой механизацией и как минимум с трюмами под «охлажденку». У нас из маломерного флота - это МРС (более 50 млн. рублей).

И рассказал, что во время посещения в июле нового предприятия в селе Стародубском губернатор осмотрел порт-ковш, оценил ситуацию и четко дал понять, что пришло время строить новую инфраструктуру, что без этого развитие шестимильной зоны действительно невозможно.

Очевидно, учитывая большое число подобных «невозможно», новый проект областная власть назвала так: «Эксперимент по рыболовству в прилегающей к территории Сахалинской области шестимильной зоне территориального моря и внутренних морских вод».

Решения возникающих вопросов рождаются по ходу дела, универсальных заготовок на все случаи у власти нет. Поэтому и сама схема реализации проекта представляет собой живую картину, многие детали которой корректируются в реальном времени.

Участники «шестимильки»

Осталось подвести итог, если это вообще возможно. Так, в процессе проработки эксперимента возникла необходимость определиться с классификацией участников. И, как рассказали в правительстве области, сформировалось три главные группы.

Первая – рыбаки-любители, которые ловят без специального выделения объемов (разрешенные неодуемые виды водных биоресурсов) либо в ряде случаев по путевкам. Свой улов такие рыбаки могут использовать для собственных нужд либо сдавать в специальные пункты приема – 127 точек в различных муниципальных образованиях области. Вылов они могут вести практически по всему побережью Сахалина.

Вторая группа – промысловики, ведущие свою деятельность в прибрежных водах профессионально, с коммерческой целью. Их уловы принимают на берегу (также в специальных местах сдачи), взвешивают, заносят в промысловый журнал и т.д. Эти участники эксперимента должны соблюдать определенные условия, выдерживать ограничения, но вместе с представителями первой группы приступили к промыслу в «шестимильке» среди первых.

Позже остальных к проекту присоединятся представители третьей группы, о которых уже говорилось, – это местные жители. В основном это население прибрежных рыбацких поселков - бывшие рыбаки колхозники и их семьи, вся жизнь которых связана с морем. Они имеют кое-какой флот (лодки и катера), улов используют главным образом для продажи, но до сих пор, по сути, занимались этим нелегально, чего скрывать. Либо облавливая квоты предприятий рантье. В настоящее время разработчики проекта создают условия для обеспечения их деятельности - восстанавливают инфраструктуру прибрежного рыболовства. Это и обеспечение безопасности мореплавания, организация мест приемки и реализации уловов.

Первыми участниками проекта, как сказали нам в областном агентстве по рыболовству, будут местные жители из рыбацких поселков Правда (рыболовецкий колхоз «Прибой»), Яблочное (рыболовецкий колхоз «Ленина»), Чехов (рыболовецкий колхоз «Калинина»).

На августовской видеоконференции с руководителями районов Игорь Быстров констатировал, что у берегов восточного Сахалина в режиме прибрежного рыболовства сейчас добывается около 8 тысяч тонн минтая, около 300 тонн колючего краба, палтусы и другие виды. Это примерно столько же, сколько и поймано лосося за нынешнюю путину. Но всё перерабатывается на судах, а жители Сахалина этого ресурса попросту не видят.

Задача вернуть его на берег. Всеми силами. С помощью рыбаков-любителей и промысловиков.

Это не только вдохнет новую жизнь в населенные пункты Сахалина и Курил, но и позволит увеличить их обеспеченность рыбопродукцией, разнообразить ее ассортимент на прилавках. Мы привыкли к тому, что есть лосось, краб и креветка. Но ведь прибрежные воды Сахалина и Курил очень богаты – их населяют десятки видов морской фауны, которые можно и нужно добывать.

Областное правительство взяло на себя смелость построить новую «морскую» политику, то есть, как объясняют участники конференции – найти и отработать рентабельные, экономически эффективные схемы, удобные и комфортные для промысловиков, переработчиков, для тех, кто занимается логистикой и оборотом морепродукции, и для обычных граждан. Чтобы в итоге «не только решить острые проблемы островного региона, но и обеспечить условия для развития прибрежного рыболовства в его классическом виде, когда оно является полноценной, привлекательной и рабочей отраслью». Что из этого получится, покажет время.

comments powered by HyperComments