14 сентября 2016

Браконьерство – главный враг

Пять вопросов рыбопромышленнику Виктору Сливину

> Елена Герцен

Насколько ожидаемы рыбоводами происходящие революционные изменения в рыбной отрасли Сахалина, а также о том, что увидели летом высокие гости в селе Стародубском, мы спросили одного их авторитетных рыбопромышленников, владельца группы компаний, председателя Совета директоров рыболовецкого колхоза имени Г. Котовского Виктора Сливина. Личность он - хрестоматийная, в 21 год пришел работать на предприятие штурманом и работает там до сих пор, теперь в статусе хозяина. В прошлом капитан дальнего плавания, на протяжении 23 лет выходил в море и знает все его капризы. К журналистам, как показалось, собеседник относится избирательно, очевидно, сказалась вечная борьба хозяйственника с государством и суровой природой Сахалина. Он уверен, что, несмотря на любые трудности, нужно верить в неотвратимость закона и делать все, чтобы закон работал.

Виктор Сливин

- Виктор Дмитриевич, что мешает стабильному развитию частного рыбоводства на Сахалине?

- Я давно озвучил свою позицию – есть хозяин реки, он и должен за нее отвечать. Есть хозяин, есть участок, есть ответственность и есть охрана. Спрашивайте с того, кто ловит на нем рыбу, и дайте ему право охранять. Но, увы, такого права у нас нет, закон не позволяет бизнесмену ходить по речке, выполняя тем самым функции правоохранительных органов и органов теруправления. Однако мы это делаем при условии, если у нас есть рыбопромысловый участок, о чем прописано в договоре. Во время нашей встречи с губернатором Олегом Николаевичем Кожемяко и руководителем Росрыболовства Ильей Шестаковым я сказал об этом: господа, нужно признать на всех уровнях, что у государства сегодня нет ни сил, ни средств охранять реки, а те ресурсы, что есть, коррумпированы и с браконьерами заодно.

Вот если есть морской участок, и на нем есть река - отдайте эту реку пользователю под его ответственность. Другого варианта нет, потому что на полсотни речек «три хромых охранника» однозначно ничего не смогут сделать. Моя охрана в день вытаскивает десятки сетей, и ГМИ, и полиция приезжают лишь по нашему вызову. Прокатитесь сейчас до Лиственничного, дальше реки Фирсовки – вот там мы их, браконьеров, условно говоря, уничтожаем, забираем сети, лодки, там вы найдете человек 20-30 с мешками горбуши. Сознание у этих людей одно – взять, сколько унесешь, и продать.

- Как легализируется эта рыба?

- Через предприятия. Не было бы сбыта, не покупались бы левые документы, и браконьеров бы не было. На сегодня лекарство от браконьерства только одно – отруби концы к «левым», купленным документам, и проблема решится. Ведь мне, законопослушному бизнесмену, чтобы отправить рыбу, нужны санитарные документы, а если нет, я пропал. Открыто говорил и говорю, что в нерыбные годы нелегальный промысел на Сахалине составляет минимум 30 процентов. Теперь и власть этого не скрывает, зампред правительства Игорь Быстров открыто недавно сказал, что действительно браконьерство достигло неимоверных размеров.

Повторю, решение одно – будет уверенный в своем завтра хозяин, будет и порядок. Но хозяева не всегда выгодны чиновникам, потому что это самодостаточные люди, им нельзя приказать. А чиновники в последние годы в нашем государстве все больше дают понять, что «государство – это я».

В последние пять лет только ленивый не «пинал» частных рыбоводов, в чем только нас не обличали – и речки они губят, и рыбу черпают, ловить народу не позволяют проклятые олигархи. Вокруг нас давно идет спекуляция. И губернатор это понял. Будучи на совещании в Хабаровске высказал мысль о том, что частников пора перестать «кошмарить», они должны иметь право на свою собственность. И мы тоже «с зубами». Письма от частных рыбоводов ушли тогда во все уровни власти, где четко определена позиция: мы инвесторы, и мы хотим одного – права на свою собственность, иначе рыбоводство будет похоронено еще в зародыше. Дело власти не мешать нам, а помогать, чтобы качественная рыба поставлялась на столы населения.

- Верите в перемены?

- Власть на высоком уровне поняла суть наших проблем. Сегодня всё повернулось на сто восемьдесят градусов, и хочется верить, что изменится, что разберутся, в том числе и с теми, кто всё делает для того, чтобы рыба попадала на стол «ржавой».

Рыбу нужно добывать, и как можно больше, пока она в море - на ближайшем заходе в речку, потому что как только она туда заходит – это уже «ржавый сапог», и кому он нужен?

Ситуация следующая: в море не лови, невода не сближай, треклятые рузы не ставь, и так далее… Рузы для горбуши на диких реках, согласен, ставить не нужно. Но когда пришла частная кета, добрая, серебристая, - извините, любой способ нужно использовать. Вопрос, похоже, сдвинулся, к нам прислушались, предлагается внести изменения в правила рыболовства по вопросу сближения неводов и исключения ограничений по активным орудиям лова.

- Какие меры необходимы для сохранения популяции дикой кеты?

- Если мы ставим неводы от Фирсовки на 3-4 километра, то ловим свою кету, а если дальше - идет кета дикая, зачем ее ловить? Спросите меня, буду ли я ставить невод на кету в трех километрах от речки, и я отвечу - нет.

Частники – это частники, их кета неприкосновенна, к счастью, об этом было заявлено на заседании прошлой комиссии по анадромным видам рыб.

Верю ли в перемены? Как в ту сказку со счастливым концом. Что-то точно стало меняться, иногда сидишь и думаешь – неужели это правда?

- Сколько, по-вашему, на Сахалине должна стоить рыба?

- Максимум процентов 20-30 наценки от цены, по которой продает рыбопромышленник оптом. В прошлом году я кету 5-балльного качества не мог продать по 120-130 рублей, при этом головы кеты лежат на рынке по 200 рублей. Если теша кеты продается по 400 рублей, а я не могу «БГ» продать по 100-120, хотя тут же на наших рынках вижу данный продукт дороже в два-три раза, то вопрос, наверное, не ко мне. И удивляет, что никто не задается вопросом: почему колбаса стоит 1200 – 1500 рублей и сосиски 600-800. Может быть, в этой сосиске заложена двойная порция мяса, приправленная золотой жилой? Рыбу тоже нужно вырастить, вложив в нее силы и средства. Взгляните на вопрос с другой стороны, и все встанет на места.

Первое безотходное производство

О состоявшемся знаковом событии написали даже федеральные СМИ, поэтому, не мудрствуя, приведем то, что хорошо сказано.

Опытную партию продукции на заводе, который находится в Стародубском, выпустили в преддверии лососёвой путины. В качестве сырья используются отходы переработки рыбы. В церемонии запуска нового производства приняли участие руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, губернатор Олег Кожемяко и сенатор от Сахалинской области в Совете Федерации Дмитрий Мезенцев. Название у предприятия символическое – «Чистый остров».

Производство компактное, его обслуживают четыре человека. При помощи автоматики основными процессами управляет один специалист. В сутки здесь смогут перерабатывать более 60 тонн. 90% оборудования отечественного производства. Пока на заводе будут заниматься только отходами от обработки горбуши и кеты. - Ранее существовала проблема с производством муки из лососёвых. Из-за высокой жирности получался «пластилин», который нельзя раздробить. На сегодняшний день есть технология, которая позволяет одновременно сделать два качественных продукта: рыбий жир и муку, – рассказал Олег Комаров. Он руководит компанией, обеспечивающей техническое сопровождение проекта.

По мнению экспертов, в получаемом рыбьем жире очень высокое содержание комплекса «Омега – 3». При этом его цена в два раза ниже среднерыночной. Пока процесс гранулирования жира будет проходить в Приморском крае, необходимое оборудование планируют установить и на Сахалине.

- Вы подаёте хороший пример. Сейчас во всём мире стараются ориентировать различные производства на безотходную систему работы. Это важно для экологии. Такие цеха надо строить и в других районах, где есть проблемы с утилизацией отходов, – подчеркнул Олег Кожемяко.

Муку будут использовать при производстве комбикормов. К этой продукции проявляют интерес представители сельхозпредприятий Сахалинской области. Для животных - это источник высококачественного белка.

На заводе готовы бесплатно принимать отходы, а за отсортированные головы горбуши и кеты будут доплачивать. За обычную утилизацию рыбоперерабатывающие предприятия платят сейчас не менее 50 копеек за килограмм.

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

12 декабря 2018 Валерий Лимаренко провел рабочие встречи с председателями правительства и думы Сахалинской области ...>> 12 декабря 2018 Глава Южно-Сахалинска вошел в список лучших мэров России ...>> 12 декабря 2018 Предложения Камчатки о совершенствовании северных льгот рассмотрели в Совете Федерации ...>> 12 декабря 2018 Кандидат глядит с плаката: претенденты на пост губернатора обещают приморцам закон, порядок и светлое будущее ...>> 12 декабря 2018 Владморрыбпорт за 11 месяцев перевалил рекордный за свою историю объем грузов - более 4,2 млн т ...>> 12 декабря 2018 Перенос дальневосточной столицы во Владивосток - имиджевая потеря для Хабаровска - спикер краевой думы ...>> 6 декабря 2018 Рыбацкими проблемами КМНС озаботились в Госдуме ...>>

В мире

12 декабря 2018 «Для нас важно качество надзорной деятельности» - Генпрокурор Юрий Чайка — о противодействии коррупции ...>> 12 декабря 2018 Дмитрий Медведев положился на сильную судейскую руку ...>> 12 декабря 2018 Почему пал главный бастион японского национализма ...>> 12 декабря 2018 Япония планирует переделать вертолетоносцы в авианосцы ...>> 6 декабря 2018 Сбербанк ограничил переводы средств по номеру телефона ...>> 6 декабря 2018 В Китай стало поступать меньше российских уловов ...>> 3 декабря 2018 Под Находкой держат 11 косаток и 90 белух — вероятно, для продажи в Китай. Зоозащитники уверены — это незаконно ...>>