lorem
1 мая 2016

Вернуться к истокам

Монолог писателя Владимира Санги о надеждах на власть

> Елена Герцен
Всегда удивительно разговаривать с этим человеком, чье имя известно во многих странах мира: во Франции, Германии, Англии, Японии, Словакии - там читают его книги в переводе. Удивительно потому, что он точно помнит даты сорокалетней давности, многочисленные имена и фамилии людей, работавших в советские годы в министерствах. Этот человек-эпоха сегодня, словно одинокая лодка, плывущая против течения посередине Черной реки (есть такая в местах Набильского залива Охотского моря у восточного берега Сахалина). Интервью Владимир Санги дает неохотно, но иногда делает исключения. Сначала мы говорим о работе писателя над новым проектом «Нивхское стойбище. Жилое», где он предлагает формулу, как превратить «поруганную обитель предков в провинцию экологического и этнического благополучия». Но главная мысль моего собеседника такова: он ждет перемен в решении проблем коренных народов Севера, впервые за долгие годы - верит… Вопросы в этом интервью показались мне неуместными.

- …Наша встреча с губернатором Олегом Кожемяко была короткой, но даже от этого общения (в Поронайске во время праздника) заметил, что он неловко себя чувствует от понимания, что в регионе в решении проблем народов Севера нет никаких рычагов влияния. Это ему наверняка видно после Корякии, Амурской области…

Не просто влияния, а управления. Значит, государственная политика в отношении любого региона и в отношении любого народа должна иметь отработанную, оправдавшую себя на протяжении длительного периода схему управления. Такие схемы были созданы в годы реформ в советское время в конце 20-х - начале 30-х годов, когда возымела действие идея автономизации всех этносов по признаку образа жизни, духовности, национальных особенностей, языка и их традиционных территорий. Были созданы национальные районы (или туземные, как они тогда назывались), потом национальные округа, автономные области и республики в составе России. В отношении коренных народов Сахалина тоже было создано два национальных района, и власти имели влияние там, где реализовывали свои намерения экономического и социального характера, этно-духовного плана через созданные самим народом властные структуры в виде туземных районных исполнительных комитетов.

Было удобно. Но на Сахалине это был короткий период (примерно 1930 -1936 годы). В годы репрессий сделали вид, что национальных районов нет. Но ведь и нет документа, которым закрыли существование туземных районов. Если подойти к этому с точки зрения международной дипломатии и политики, национальные районы на Сахалине не ликвидированы, о них просто подзабыли.

Используя этот момент, я воссоздаю решением совета старейшин родов и племен шесть эко-этновозрождающихся провинций. Для народов Севера обычные территориально-административные районы не годятся. Ибо здесь проживает кто угодно, это и пришлые чужаки, и промышленники, и иностранцы-шельфовики – при этом все имеют свои цели, раз зачем-то здесь присутствуют. И коренные народы в этой массе, которая движется в неизвестном направлении, подмяты, с их существованием никто особо не считается, их среда обитания в связи с, не побоюсь этого слова, хищническим потреблением ресурсов, разрушается…

Строки из биографии Владимира Санги

Создатель нивхского алфавита и букваря. Член Союза писателей с 1962 года, автор десятков романов и повестей о быте своего народа. Известен и как ученый - филолог и этнограф. В 2014 году вышел в свет его фундаментальный труд "Эпос сахалинских нивхов". Лауреат Государственной премии России им. М. Горького, член Международной лиги защиты прав и свобод человека при экономическом и социальном Совете ООН. В настоящий момент является почетным президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, членом Высшего творческого совета Союза писателей России.

Российское государство при всем при этом как бы является наблюдателем со стороны, проявляя безучастие в процессе. Многочисленные и последовательные усилия центра государства российского – Москвы, президента, правительства с большой охотой принимаются региональными властями (речь о программе экономического и социального развития народов Севера), потому что это деньги, их можно использовать на другие, а еще страшнее, на свои нужды.

Коренные же народы Севера, о которых вроде бы государство беспокоится, ничего от этого не получают и обречены на гибель. То есть российская действительность последних тридцати лет напрямую ведет их к гибели. Нивхи, ороки, эвенки, нанайцы Сахалина уже переступили черту, откуда возврата нет. И, похоже, никакой гениальный губернатор не найдет путей спасения, если сами коренные народы их не станут искать и не найдут.

Я предлагаю спасти свой народ и буду обращаться к губернатору Олегу Николаевичу Кожемяко: помоги мне. Помогите нам!

Повторю, в отношении коренных народов Дальнего Востока и Сибири с 30-х годов и по сегодняшний день, все углубляясь, усиливается режим колониально-российского порабощения, будем называть вещи своими именами. Президент все видит и понимает, но вопрос вновь и вновь отодвигается «на потом» - на завтра или на послезавтра, и это послезавтра длится уже очень долго. Но кого-то же это должно беспокоить!

Идет громогласный парад потребительского отношения к богатейшим ресурсам дальневосточных и северных территорий, и складывается впечатление, что коренные народы, подавая признаки жизни – мешают власть предержащим структурам.

Губернатор, как мне показалось, почувствовал эту дисгармонию. Если прошлому главе региона было наплевать на ассонансы в жизнеустройстве Сахалинской области, как, впрочем, губернаторам Малахову и Фархутдинову, то теперь затеплилась надежда. Возможно, человек иначе подготовлен либо по рождению имеет иное понимание нравственности. Думаю, он будет искать. Найдет или нет, время покажет.

P.S. В 2015 году Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ отметила свое 25-летие. Сегодня уже мало кто знает, что именно Санги в соавторстве с единомышленниками явился инициатором и первым разработчиком положений трех базовых законопроектов, призванных защитить исконную среду обитания и культуру малых народов (о гарантиях прав, о территориях традиционного проживания и общинах), позднее претерпевших трансформации.

comments powered by HyperComments