1 декабря 2019

Я знаю – саду цвесть

В этом уверен молодой директор сахалинского филиала Ботанического сада-института Дальневосточного отделения РАН Алексей Салохин

> Людмила Кан

Наше досье

Алексей Владимирович Салохин родился в 1982 году в Казахстане в городе Талды-Курган, окончил биофак Дальневосточного государственного университета. Работал в Тихоокеанском институте биоорганической химии, в 2009 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата биологических наук на тему «Орхидные Дальнего Востока. В 2015-1018 гг. – сотрудник Ботанического сада-института ДФО РАН, с января 2019-го – директор сахалинского филиала Ботанического сада-института ДВО РАН. Не женат.

Посторонним вход не воспрещен!

Наш разговор с директором ботанического сада Алексеем Салохиным начался с развенчивания нескольких слухов, которые активно циркулируют среди южносахалинцев. Первый касался многолетнего закрытого существования островного филиала федерального учреждения. По словам собеседника, сад с мая этого года открыт ежедневно с 9 утра до 6 часов вечера, и люди могут прийти и там погулять. Экскурсии ведут специалисты, билет стоит 100 рублей для школьников и пенсионеров, и 150 для остальных категорий посетителей. Так что, добро пожаловать!

– Алексей Владимирович, многие считают, что визитеры ботанического сада могут нанести непоправимый вред объекту. Насколько это верно?

– Практика показывает (я могу говорить на опыте Владивостока), что действительно, когда идут большие потоки людей, возрастают рекреационные нагрузки. Во время цветения коллекции хризантем приходилось буквально дежурить у каждого цветка – все стремились сделать с ним фото как можно ближе. Людям сложно объяснить, что это научный объект, что проводится селекция, и это не просто красивые цветы, а очень ценные для науки объекты – уникальный генофонд для работы селекционеров. Если делать все правильно, то ценные растения нужно убирать на отдельные участки, и таким образом оформляется научная коллекция.

На остальной территории сада не просто можно, а нужно гулять и смотреть, что там растет. Есть очень интересные экземпляры, и с каждым связаны удивительные истории. Многие прибыли издалека, например, из Южной Америки, Европы, Кавказа, есть заносные, сорные, интродуцированные, которые культивируются и за ними требуется особый уход. Естественно, редкие растения тоже нужно показывать, они должны быть открыты, но максимально защищены от любознательных посетителей, ведь сотрудникам сложно уследить за каждым визитером.

Со временем мы сделаем отдельные участки, где будут сидеть коллекционные экземпляры. Сохраним и существующую экспозицию, непременно будем расширять ее на той части территории, где можно вести хозяйственную деятельность.

На территории сада отмечено 394 вида естественно произрастающих сосудистых растений (деревьев, кустарников, лиан, трав и папоротников), 52 вида лишайников, несколько десятков видов мхов и грибов, и др.

Кандык японский / Башмачок вздутый /Ель Глена / Красивоцветник сахалинский

– Расскажите о нынешнем состоянии нашего сада? О нем тоже существует самая противоречивая информация.

– На площади чуть более 40 гектаров, по последним данным, произрастает около 2 тысяч видов, в основном это деревья и кустарники. Цветов практически нет. За последние 30 лет была проделана колоссальная работа, очень много интродуцировано за это время. К сожалению, ничего не оформлялось документально, поэтому большинство данных утеряно. Первый год я здесь просто смотрел, что произрастает на территории и как это можно использовать, а определением займусь позже. К тому же у нас работает опытный сотрудник Виктор Витальевич Шейко, который знает, где что растет и многое готов сделать в этом направлении. Мы сможем восстановить данные и оформить этикетки к пока неопределенным деревьям и кустарникам. Кстати, он вывел сорт жимолости «Аурика», который есть только на Сахалине. Это декоративный вид, очень красиво цветет. Его можно распространять среди садоводов, местных профессионалов и коллег из других регионов.

Большую часть территории сада занимает лес. Он является охраняемым объектом, где нельзя вести хозяйственную деятельность. Это классический сахалинский влажный лес с высокотравием, и нужно его сохранить как уголок первозданной дикой природы. В ботаническом саду Владивостока тоже существует первичный заповедный лес, идентичный Уссурийской тайге, которой фактически не осталось на полуострове Муравьева-Амурского. По территории он побольше сахалинского, но и общая площадь приморского сада превышает 160 гектаров.

Конечно, наш лес мы тоже планируем показывать людям. Там можно устроить закольцованную экологическую тропу, чтобы люди могли оценить его богатство. Сад находится у подножия горы, где много поджимов с водой, кроме того, через нашу территорию протекают два ручья. Это оптимальные условия для многих представителей флоры, особенно для типичных сахалинских видов, например, берез, ольхи, ив. Сад дает приют и коллегам из самых разных сфер науки, к нам любят приходить орнитологи, особенно в период гнездования птиц.

– Те, кто побывали в ботаническом саду Владивостока, считают его эталоном. Сколько понадобится сахалинскому, чтобы достичь таких же высот?

– Так говорят люди, которые не видели его в начале становления – он стал таким через восемь лет, я сам прошел часть пути по его преобразованию. Думаю, на Сахалине тоже понадобится не менее восьми лет. Кроме довольно запущенного хозяйства, на острове существует большая проблема с кадрами.

После окончания школы почти все выпускники уезжают с Сахалина либо на биофак ДВФУ, либо еще дальше. Однако ситуация поправима: мы заключили договор с факультетом природопользования СахГУ, студенты проходят у нас практику, и с руководством вуза планируем еще несколько договоров.

Должен констатировать, что сегодня очень мало тех, кому нравится, условно говоря, ковыряться в земле, предпочитая чистую работу в офисе. А с моей точки зрения, нет лучшей работы, когда и ты сам, и люди видят результат труда. А самая большая благодарность за него – это признание, что сделанное тобой радует жителей.

– А как вы сами пришли к профессии? Что интересного, как может показаться дилетанту, в разглядывании трав или цветов?

– Изначально я хотел заниматься животными, но, когда меня стали брать в ботанические экспедиции по Дальнему Востоку, увлекся растениями. И ни разу не пожалел о выборе: объездил весь наш уникальный регион, причем почти половину жизни провел на Сахалине. Уже и не помню, сколько раз до приезда в Южно-Сахалинск выезжал в экспедиции на остров.

Наверное, мне повезло, что сразу начал изучать сложный объект – орхидеи (Orchidaceae). Только на Дальнем Востоке произрастает около 70 видов. Это уникальное семейство. Например, семечко может прорасти в природных условиях только с помощью симбионта-гриба. Причем, в коробочке может созревать до миллиона семян, а прорасти только один-два. О них можно рассказывать часами, как и о любом красивом ярком цветке.

Как объект науки в орхидее интересны биофизические и биохимические процессы, ее этногенез, жизнь в природе и в лаборатории. Эволюция орхидей происходила одновременно с эволюцией насекомых, опыляющих их. Много пробелов среди данных об орхидеях, растущих в умеренном климате. Вообще в науке действует закон: чем дальше от цивилизации, тем меньше изучены объекты.

Например, на Сахалине растут 36 видов орхидей, три из них так называемые «венерины башмачки». В нашем саду есть два вида и еще несколько других представителей семейства. У этого цветка есть еще одно народное название – «кукушкины башмачки». Кстати, названия, которые дает растениям народ, зачастую выразительнее латинских, данных при первоописании.

Да и о распространенных в Южно-Сахалинске тисах можно рассказать много любопытного (кроме того, что из этого красного дерева делают антикварную мебель). Не все знают, что он ядовитый. Раньше из тиса, например, делали кубок, наливали вино и угощали врага…

Выделенное вещество используется при лечении онкологии. В природе он встречается довольно часто, но как реликтовый вид, попал в Красную книгу.

Даже простой газон представляет целый мир, попадаются и «чужестранцы». И если за газоном нет регулярного ухода, там может завестись какой-нибудь сорный экземпляр, который займет свою нишу на Сахалине. Так было, например, с агрессивным борщевиком. Экземпляр его есть и у нас, но мы не позволяем растению плодоносить, вегетативную часть постоянно убираем, в таком угнетенном состоянии он не размножается.

– А правда, что орхидеи нельзя держать дома? Якобы вредно действует на людей...

– Ни на что они не действуют. Такое мнение может иметь место из-за сложного климатического режима: им нужны постоянная влажность и ветер. Поэтому практически весь день надо находиться при цветке, и ты фактически превращаешься в раба орхидеи: не растение для тебя, а ты для него. Были в жизни такие моменты, когда я не мог из-за них уехать.

Все свои орхидеи после назначения на Сахалин передал саду во Владивостоке, сюда не мог перевезти, потому что нет оранжереи. Кстати, от горожан часто приходят письма, что областному центру она нужна. Нам тоже крайне необходим оранжерейный комплекс, но пока это не входит в число первоочередных задач (сейчас у нас даже офис отсутствует, и часть сотрудников работает дистанционно).

Но целостная картина преобразования сада уже есть: прорисованы зоны и дороги, хотя территория чрезвычайно сложная из-за воды. Местный климат благоприятен для произрастания здесь растений из разных уголков мира –прекрасно чувствуют себя таксоны с Кавказа, из Японии, Китая.

Сносить или не сносить?

Дилемма принца датского актуальна и в отношении забора для директора островного ботанического сада. Некоторые требуют его снести, чтобы сад стал открытой частью Южно-Сахалинска.

– Это охраняемая территория, и забор, в том числе, является федеральной недвижимостью. Вообще все сады по всему миру огорожены – будь это Европа или Южная Америка, Китай или Казахстан. Этого требует специфика объекта как научного учреждения, в отличие от парков с прогулочными дорожками. Мы же обладаем колоссальным объемом экологической информации, которую можно дать людям, готовы показать и рассказать о большинстве краснокнижных растений, произрастающих в области, как они переносят зиму, как растут на водоемах. Кстати, последний, в свою очередь, представляет интереснейший экологический объект, малыши на экскурсиях больше интересуются не растениями, а головастиками или жуками-плавунцами в воде.

А вообще, главное в нашей работе – сохранение генофонда. Во многих ботанических садах сохранились растения, которые исчезли на планете. Это колоссальный резерват. Например, у нас растет красивоцветник сахалинский из семейства лютиковых. В 50-х годах на Сахалине исчез кандык японский, он рос на прибрежных террасах в Долинском районе. Ранний весенний цветок был очень редким, в природе его не осталось, но в нашей коллекции есть.

Это закон природы: что-то в одном месте исчезает, а где-то появляется новое. Если грубо не вмешиваться в экологическую нишу какого-то растения, не будет необходимости в его защите. Например, при строительстве трубопровода «Сахалин Энерджи» очень бережно отнесся к ели Глена. Мне она очень нравится, напоминает елки из старинных открыток. В нашем саду растут несколько экземпляров, высаженных еще его основателем – Анной Михайловной Черновой.

– А у вас есть мечта разводить на Сахалине какое-нибудь экзотическое растение?

– Да много чего хочется посадить, но это дорогое удовольствие. Бывает, коллеги делятся. Из последней поездки привез около ста сортов нарцисса, уже высадили 500 луковиц. На коммерческой основе можем поделиться и с другими, это не противоречит и внебюджетной деятельности – именно на этой основе многие ботанические сады и развиваются, к ним относятся и экскурсии, на которые в Южно-Сахалинске спрос огромен.

– Сложилось впечатление, что работа заполняет ваш день с утра до ночи...

– Ну нет, остается время на прогулки, тренажерный зал, театр. Со школьных лет осталась любовь к чтению, правда, сейчас больше – к научной литературе. Благо, ее много издают (правда, цены впечатляют, до сотен долларов доходят). Последнюю книгу купил даже с подписью автора Олафа Крусса, специалиста по орхидеям, она тоже о «венериных башмачках», но родом из тропической Америки.

Ну а если устану, особенно к концу февраля, когда внутри все кипит в предвкушении весны, можно уехать туда, где природа просыпается раньше Дальнего Востока России. В последние годы мы с коллегами стараемся уезжать в края, где в марте все уже цветет, чтобы раньше начать сезон. По натуре я бродяга и всегда с удовольствием уезжаю от городской суматохи.

– Любите путешествовать?

– Очень. Объездил в студенчестве Европу, практически всю Россию, побывал и в Южной Америке, Японии, Китае, Корее.

– Ваше любимое растение?

– Каждое люблю по-своему. Это как спросить о любимом уголке Сахалина! С 2000-х много путешествовал по острову, но нет такого места, куда не хотелось бы приехать снова.

– Вы разговариваете с деревьями или цветами?

– Нет, часто даже забываю их нюхать.

– Что для вас главное в человеке?

– Честность и горящие от работы глаза.

– Какой бы комплимент вы сделали Южно-Сахалинску?

– По сравнению с Хабаровском и Владивостоком – очень зеленый и цветущий город. И это не только мое мнение!

P.S. Осенью в саду побывали депутаты областной думы (комитет по экологии). Повод для визита оказался далеко не праздничный — по СМИ пролетело сообщение, что храм редких растений площадью в 40 гектаров собрались закрывать, об этом подробно рассказывал Sakh.com.

Но на деле опасения парламентариев не подтвердились — сад жив, а его руководство планирует наконец открыться городу всей широтой своей цветочно-жимолостной души.

— Городу нужен ботанический сад, а не наше офисное помещение или еще один парк с велодорожками, и мы должны этот сад дать городу, — сформулировал тогда задачу-максимум Алексей Салохин.

Только, как это сделать и при этом не пожать горькие плоды вседозволенности и «проходного двора», пока непонятно. Ведь для успешного симбиоза с городом учреждение науки, с одной стороны, должно остаться закрытым объектом охраны, а с другой, превратиться для горожан и туристов в место экологического просвещения с благоустроенными аллеями.

«Сахалин P.S.» №15

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

6 декабря 2019 Очередные землетрясения произошли возле Курил, пострадавших нет ...>> 6 декабря 2019 Бюджет Сахалинской области на 2020 год принят в I чтении с дефицитом 2,2% расходов ...>> 6 декабря 2019 Сахалинские школьники из многодетных семей с 2020 года будут получать бесплатные обеды и молоко ...>> 5 декабря 2019 Правительство Сахалинской области выпустило постановление о создании в регионе министерства сельского хозяйства и торговли ...>> 5 декабря 2019 400 южносахалинцев обратились к мэру Южно-Сахалинска Надсадину за месяц через соцсети ...>> 5 декабря 2019 В Сахалинской областной больнице проводится проверка по вопросу использования просроченных лекарств ...>> 3 декабря 2019 Сахалинская область остается во власти циклона ...>>

В мире

2 декабря 2019 Кредиты, долги, лекарства и вода: что изменится c 1 декабря ...>> 2 декабря 2019 Набиуллина рассказала о причинах укрепления рубля ...>> 1 декабря 2019 Новое руководство ЕС приступило к работе. Ему предстоит решать много проблем ...>> 1 декабря 2019 Новый Олимпийский стадион в Токио введен в эксплуатацию ...>> 1 декабря 2019 Умер бывший премьер Японии Накасонэ, ему был 101 год ...>> 26 ноября 2019 В Якутии из-за 50-градусных морозов начали отменять занятия в школах ...>> 25 ноября 2019 Минздрав отозвал скандальный приказ о новых справках, который вызвал панику у водителей ...>>