16 декабря 2018

Островок покоя

> Юлия Вятржик

В этом году единственный в Сахалинской области женский монастырь отмечает первую значительную дату – трёхлетие со дня своего основания. В паломническую поездку в Свято-Успенский монастырь отправилась и я, чтобы своими глазами увидеть, как живёт женская обитель, и постараться понять, в чём заключается смысл монашеского служения.

Свято-Успенский монастырь

Ещё совсем недавно у небольшого бревенчатого храма в честь святого равноапостольного князя Владимира, что у села Березняки, почти ничего не было. Стоял контейнер, приспособленный под жилье, крохотная времянка на сваях и банька, подаренная добрыми людьми новосозданному монастырю. Сейчас его территория огорожена забором, возведены трапезная и игуменский корпус, времянка укреплена, контейнер обустроен и превращен в паломническое общежитие, а рядом с банькой появился добротный сарай, где живут козы и куры. Вокруг раскинулись теплицы, огород и обширные цветники.

Однако главные изменения коснулись монастырского храма: его расширили с помощью пристройки, а у входа установили звонницу с семью колоколами. Всем этим большим хозяйством занимаются пять насельниц – старшая сестра монахиня Арсения, её помощница монахиня Нектария, инокиня Нина и две послушницы - Екатерина и Фотинья. Им помогают паломники, которые регулярно сюда приезжают и делят с сестрами заботы и хлопоты монастырской жизни.

Храм

Пятница, 16.30, подъезжаю к монастырю, звоню матушке Нектарии. Сейчас она замещает старшую сестру монахиню Арсению, которая уехала в Москву на сессию. Вместе с ней туда отправилась послушница Екатерина, поэтому рабочие руки здесь ой как нужны. Меня встречает инокиня Нина, проводит в паломническое общежитие.

Обстановка скромная, без излишеств, но есть всё, что необходимо для жизни: небольшая кухонька, титанических размеров канистра с чистейшей водой, современный туалет с умывальником, две деревянные кровати, этажерка, уставленная богословскими книгами, иконами и свечами, и аналой – высокий столик с пологой крышкой, стоя у которого удобно читать молитвы. В комнатке пусто, но я знаю, что мне придётся делить её с еще одной паломницей. Придёт время – познакомимся. Ну а пока отправляюсь в храм. Монастырский Владимирский храм совсем небольшой. Изначально он был размером с часовню. С появлением пристройки стало заметно просторней.

В притворе нашлось место для крохотной свечной лавки, а деревянную купель для совершения таинства крещения, что раньше стояла у входа, убрали в подсобку. В правом углу – крутая лестница, ведущая на колокольню. Её ещё только предстоит обустроить, пока же колокола установлены на улице рядом с храмом.

Роль звонаря исполняет матушка Нектария. Получается у неё замечательно. Выхожу послушать – и тут же начинает предательски пощипывать в носу, а на глаза наворачиваются слезы. Только представьте себе – бездонное синее небо, яркое солнце, сверкающие под ним золотые купола, медовый цвет брёвен, из которых сложен храм, запах ладана, море цветов и плывущий надо всем этим великолепием колокольный звон! Ну как тут не заплакать…

Однако слёзы мгновенно высыхают, когда я слышу, как к колокольному звону примешиваются странные звуки. А вот и источник – мелкий кудлатый пес, типичный репейка, стоит у звонницы, задрав морду, и упоенно воет. Уже потом узнала, что это Боб, верный сторож и вдохновенный певун, любитель колокольного звона…

Матушка Нектария

Катя заводит тесто

Послушница Фотинья

Матушка Нина

 

 

Молитвенное пение

А служба идет своим чередом. Сестры несут послушание на клиросе в полном соответствии с традициями женского монастырского пения. Оно не всеми принимается и понимается, но есть в нём удивительно тонкий, всепроникающий молитвенный настрой. Такого в обычных приходских храмах не услышишь. Понятно, что это заслуга монахинь Нектарии и Арсении, ведь за плечами у обеих немалый опыт монастырской жизни, почерпнутый на Рязанщине, в далеком Никольском ставропигиальном женском монастыре, что находится в селе со странным названием Шостье. Обе прожили там порядка 15 лет, поднимали его, обустраивали, а теперь, по благословению святейшего патриарха Кирилла, занялись созданием первой на Сахалине женской обители.

 

Вечерняя трапеза

Всенощная завершается в девятом часу вечера. Приглашают в трапезную. Сёстрам в подарок от меня - здоровенный арбуз. Он оказался замечательно спелым и отлично дополнил монастырский ужин. На столе овощное рагу (всё со своего огорода, конечно), томлёный рис, песочный пирог и потрясающе вкусный хлеб, пшеничный и ржаной. Оказывается, выпекают его здесь по особой бездрожжевой технологии, на хмелевой закваске. Главная по хлебу – красивая, спокойная девушка Катя. Бывшая воспитанница Николо-Шостьенского монастыря, она приехала к матушкам Арсении и Нектарии погостить и помочь.

- Хмелевую закваску готовить долго и трудно, - Катя ставит на стол румяную ароматную булку, - зато она совсем не кислит, сладкая на вкус. В составе сахар, мука, картошка, хмель. Зреет трое суток, и всё это время за ней надо смотреть, чтобы угадать, когда нужно потрогать, пожмякать, ведь закваска очень чувствительная. Зато хлеб получается изумительный.

А вечер в трапезной идёт своим чередом. Ужин вкусный, разговор за столом неспешный, насущные монастырские проблемы обсуждаются хоть и громко, но весело и без ссор. После пообщалась с послушницей Фотиньей. Мягкая, с журчащим говором женщина. Приехала из посёлка Новый Ургал Хабаровского края, на послушании уже больше года.

- Я хочу стать хорошей монахиней, молиться за себя и своих детей, потому что много у нас грехов накопилось, - певуче рассуждает сестра Фотинья. - Мысль уйти в монастырь посещала меня еще в юности, а сейчас я понимаю, что не могу жить без Бога. Правда, старшая дочь моего решения не приняла, и общаться со мной не хочет. Говорит, раз ты туда ушла, значит, от нас отреклась. Тяжело было это слышать и принимать, но сейчас я думаю, что когда-нибудь мои дочери меня поймут и тоже придут в храм. Монахи – это ангелы, а стать ангелом – это очень ответственно…

Понятно, что у послушницы Фотиньи своя непростая история, как, впрочем, у всех, кто здесь живет. Да и кто из нас может сказать, что жизнь его идет легко и просто? Нет таких.

Завершаю день хорошим, добрым разговором с инокиней Ниной. В миру её звали Натальей Орловой, а монахини Нектария и Арсения – её родные дочери. Здесь же, при монастыре живет их отец Геннадий. Вот такой семейно-монастырский подряд.

- Мы с ним оба инженеры-конструкторы, работали в Сибири на военном заводе. Когда воцерковились, он поначалу сопротивлялся, конечно, говорил, что мирской, кричал мне: «Вот, девчонок загнала в монастырь!», а я ему – езжай, вызволяй, в чем дело-то? – улыбается матушка Нина. - Собрался, поехал вызволять, и так там и остался. Но ещё долго надеялся, что дочери выйдут замуж, родят внуков, и всё будет как у людей. Но уже, похоже, смирился, хотя по-прежнему утверждает, что мирской. Но помогает нам очень, мы не знаем, что без него делали бы. Пустили ли мы здесь корни? А как же! Вот уже яблони посадили, корней напускали достаточно. Слава Богу, прирастаем. Правда, первые полгода я тосковала. Ни о чем не жалела, все свои здесь, рядом, но какая-то тоска нашла, и всё тут. Один священник мне так и сказал: «Это материковая болезнь, у меня тоже так было. Молитесь, пройдет». А потом батюшке своему духовнику позвонила, он помолился, и меня отпустило…

Молитва

На обитель спускается ночь. Тишина, только по дороге с шорохом проносятся автомобили. Но время сна ещё не пришло. В полночь сёстры соберутся в храм на Полунощницу – особую ночную службу. Я обязательно пойду вместе с ними, ну а пока знакомлюсь с соседкой. Ей около 50, трое детей, внуки. Тяжелый взгляд, тяжелая поступь, тяжелые мысли. Очень переживает смерть матери, которая умерла 20 лет назад. Живёт здесь давно, уже больше трех месяцев. Судя по всему, ей просто некуда идти. Показывает свои вышивки лентами - неуклюжие, но яркие и симпатичные. Листает в телефоне фотографии дочерей, подсовывает мне папку с грамотами сына. И вдруг читает стихотворение, посвященное матери – неожиданно сильное, эмоциональное. Пробирает до слез. Неловко извиняюсь, выхожу на улицу, а там красота: туман, влажная бархатная тьма, только в игуменском доме светятся окна да посверкивают храмовые купола. Сестры готовятся к службе…

Устав, по которому живут насельницы обители, строг. Его стержень – молитва. Она сопровождает сестёр всегда и везде, но особое молитвенное сосредоточение, конечно же, приходит в храме.

12 часов ночи. Служится Полунощница субботняя. Горит свеча, сёстры читают молитвы, и в моей душе воцаряется покой. Удивительно, но, несмотря на ночь и усталость, внимание не угасает ни на секунду, и каждое слово звучит выпукло и понятно.

Спать не хочется совсем, поэтому, когда матушка Нина гасит свечу, я беру в руки фотоаппарат и иду снимать ночной монастырь. И вот что интересно, его территория находится между двух транспортных артерий – железной дороги и федеральной автотрассы. Поезда ходят регулярно и шумно, трасса не замолкает ни на минуту, а здесь, за забором у храма – островок покоя. Удивительно…

На сон отвожу себе 3,5 часа. Подъём в начале шестого, в 5:30 сестры начнут вычитывать монашеское утреннее правило.

Поднимаюсь, умываюсь, одеваюсь, выхожу и погружаюсь в густой туман. В предрассветной мгле, кутаясь в пуховый платок, на звонницу поднимается мать Нектария, своё место у её ног занимает репейка Боб, и вот уже плывет над миром колокольный перезвон…

Утренние часы – серьезное испытание для слабых духом. Хочется спать, холодно, неуютно. Сижу, дрожу, угрюмо размышляю о тщете всего сущего, и вдруг на плечи опускается что-то теплое и уютное. Оборачиваюсь, и вижу улыбающуюся матушку Нину, которая пришла меня спасти. Надеваю куртку, согреваюсь, просыпаюсь, добрею. Когда часы отчитаны, сестры уговаривают меня пойти поспать. Но у меня другие планы. Я прошу послушания.

Послушание

Поскольку я внедрилась в монастырскую жизнь ненадолго, решили, что чем-то конкретным занимать меня не будут. Поступаю в распоряжение матушки Нины, хожу за ней хвостом. Для начала отправляемся в сарай, где размещается монастырская живность. Там уже вовсю трудится моя соседка-паломница: отправила кур с насестов вольер на прогулку и готовит им корм. Кошки сгрудились у большой миски с теплой кашей. Рядом крутится Боб. Вначале он посматривал на меня недоверчиво, а сейчас разрешил себя погладить. Меня это радует. Заходим к козам. Они только проснулись, сонно поглядывают на нас желтыми глазами.

- Белка, Белочка, сейчас я тебя подою, - воркует матушка Нина, проходя в стойло. Белка смотрит на меня сурово. Пытаюсь растопить козью недоверчивость, чешу ей нос и тут же получаю довольно сильный удар по руке – не трогай! «Ладно, - говорю, - извини». Понятно, что доить себя она мне не позволит, и за дело принимается матушка Нина.

Из сенника, расположенного под крышей, свешивается любопытная мохнатая морда. Мне объясняют, что это кошачья мама, выкармливает котят. Кошка-пеструшка отправляется завтракать, а мы с матушкой Ниной относим козье молоко на кухню и идём на огород.

Наконец я получаю настоящее задание – посадить черемшу. Рассады монастырю пожертвовали много, два мешка, поэтому придётся повозиться. Матушка показывает, где под черемшу отведено место, и я, поплевав на ладони, принимаюсь вскапывать грядку. Само собой, никаких штанов, на мне длинная монашеская рабочая юбка, но я быстро приноравливаюсь, и дело идёт споро. Сама мать Нина приводит в порядок грядки, убирает сухостой, а в помощницах у нее – прихожанка храма, славная, улыбчивая женщина, которая приехала буквально несколько минут назад. Потом ко мне присоединяется соседка-паломница, и в четыре руки мы быстро высаживаем черемшу. Все. Можно идти мыть руки – и на обед.

 

Я - паломница-трудница

День забот

Обед в обители проходит чинно. На столе хлеб, миска с нарезанными помидорами, рыба соленая и жареная, рыбный суп, макароны. Совершается молитва перед вкушением пищи, матушка Нектария встает за аналой и читает «Жития святых», а мы неторопливо принимаемся за еду. Она простая, но очень вкусная, это парадокс, который наблюдается только в монастырях. Попробуйте сварить такой суп дома – и его никто не будет есть. А здесь уплетаем за милую душу! «Потому что с молитвой готовилось», - улыбаются сестры. После обеда сама на себя накладываю послушание – убираю со стола, перемываю всю посуду. Насельницы воспринимают это совершенно нормально, понятно, что такая инициатива здесь приветствуется.

А после мы с матушкой Нектарией садимся поговорить. Она удивительно быстро располагает к себе. Нам сказали, что мы с ней чем-то похожи. Наверное, манерой говорить – много, эмоционально, активно жестикулируя. Пример её быстрого, можно сказать, стремительного воцерковления поражает. Наверное, ещё и потому, что объективных предпосылок для ухода в монастырь не было, скорее наоборот – тогда, около 16 лет назад, юная Татьяна Орлова наслаждалась жизнью во всех её проявлениях. Однако случайное причастие, спонтанная поездка в Троице-Сергиеву Лавру, а затем встреча со священником, ставшим её духовным отцом, определили дальнейшую жизнь будущей монахини.

- Единственное, о чем я сейчас жалею, что так долго, целых 23 года, прожила без Бога, - матушка Нектария задумчиво смотрит в окно. - Помыслы лезут в голову, воспоминания, сожаления, - это всё есть и никуда от меня не ушло. Просто взрослее становлюсь и уже иначе какие-то вещи сама для себя воспринимаю. 15 лет в монашестве уже… Но барахла ненужного в душе много накопила, и нужно от него избавляться.

Отъезд

А ко мне уже подходит и приветливо улыбается послушница Фотинья. У неё проблемы на клиросе – во время пения не получается подстраивать и держать второй голос. Вчера я пообещала позаниматься с ней сольфеджио, пришло время урока. Достаём небольшой синтезатор, и я, образно говоря, трясу стариной, - вспоминаю былые годы, когда трудилась преподавателем этого самого сольфеджио в музыкальной школе. Поём упражнения, учимся слушать, оттачиваем чистоту двухголосия на «аллилуйя». Получается душевно. Тут в трапезную заглядывает матушка Нектария. У неё для меня ещё одно послушание: съездить в Южно-Сахалинск, забрать в епархии просфоры для Владимирского храма. Сажусь в машину, еду. Оборачиваюсь очень быстро, буквально минут за 40. Отдаю матушке пакет с просфорами, а сама иду в храм. Уже приехал батюшка. Начинается Всенощное бдение.

После службы иду собирать вещи. Удивительно, но с утра и до самого вечера я ни разу не заходила в паломнический домик! День оказался занятым настолько плотно, что я ни разу даже не вспомнила, что спала чуть больше трех часов и утром никак не могла открыть глаза. Сестры вышли меня провожать. Суют в сумку пакет с хлебом и расстегаями. Обещаю им, что приеду завтра на литургию и знаю, что сделаю это непременно. Треплю Боба по мохнатой голове, обнимаюсь с матушками, сажусь в машину и буквально физически ощущаю, как трудно отсюда уезжать. Когда отправлялась в город за просфорами, такого не было, потому что знала – скоро вернусь. Теперь же – совсем другое чувство. Чем дальше отъезжала от монастыря, тем быстрее возвращалась в прежнее своё, домонастырское состояние сжатой пружины. Конечно, сюда приеду ещё не раз. Не для того, чтобы принять постриг: я прекрасно понимаю, что стать настоящим монахом и постичь глубинный смысл монашества дано не каждому. Просто мне там хорошо и спокойно.

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

15 января 2019 «Дальний Восток будет в тренде»: Юрий Трутнев о демографии, экономике и переносе столицы ДФО ...>> 15 января 2019 Трутнев о нежелании министерств переезжать во Владивосток: лучше промолчать ...>> 15 января 2019 Два землетрясения зарегистрированы на западном побережье Сахалина ...>> 15 января 2019 Владимир Путин встретится с Синдзо Абэ 22 января ...>> 15 января 2019 Лавров рассказал о разногласиях по мирному договору с Японией ...>> 11 января 2019 Японский клин ...>> 11 января 2019 На Камчатке чиновница потребовала от народа ительменов убрать деревню и "вернуть землю" ...>>

В мире

15 января 2019 Более 45 сел Приморья в пяти муниципалитетах вошли в карантинную зону по ящуру ...>> 15 января 2019 Мошенники наживаются на трагедии в Магнитогорске ...>> 15 января 2019 Четверть века за посылку: россиянина в Гонконге посадили на 26 лет ...>> 11 января 2019 И себе как судьям: Юрий Чайка просит в разы увеличить зарплаты прокуроров ...>> 11 января 2019 «Роскосмос» и РКК «Энергия» начали разработку концепции лунного корабля «Союз» ...>> 10 января 2019 Россия накупила юани, иены и евро ...>> 10 января 2019 Экс-глава ЦРУ назвал Путина "подарком" для НАТО ...>>