19 января 2017

Городской сумасшедший

Извлечения из неоконченной пьесы для гражданского общества, правоохранительной и судебной систем Сахалинской области

> Марк Куперман, участник Сахалинского регионального отделения общероссийского общественного движения «За права человека»

Главные действующие лица и исполнители: городской сумасшедший – житель Южно-Курильска Солдатенко Владимир Михайлович, 50 лет, гражданин РФ, образование среднее, выучился на электрика и радиотелемастера, работал по этим специальностям, сейчас безработный, оказывает людям посильную правовую помощь. Не судимый, не женатый, не пьющий и даже не курящий.
Полицейские и сотрудники следственного комитета России: в роли потерпевшего – майор Долженко А. В., главный районный следователь полковник Былина В. В., подполковник СУ СК РФ по области Бардаков А. В.
Врачи-психиатры, эксперты облпсихбольницы: Бадусев А. М., Бершаденко В. И.
Государственные обвинители: прокурор Южно-Курильска Филатов А. А. и его заместитель Жданнов С. А.; работники областной прокуратуры – Чигаева М. А., Гоголева О. Г.; заместители прокурора области Герман А. А. и Данильченко А. А.
Федеральные судьи: Южно-Курильского районного суда – Белова Е. В., Мигаль О. И.; областного суда – Метельская Е. В., Алексеенко С. И., Лавлинский В. И., Краснов К. Ю., президиум областного суда в составе пяти судей.

Пролог

Почти всю жизнь, 50 лет живет неравнодушный гражданин России в Южно-Курильске. Как и все жители, видит недостатки и пороки нашей жизни. Но в отличие от большинства ведет себя не как обыватель, а как гражданин, который на вопрос обывателя «Тебе что, больше всех надо?», мог бы ответить «Да». И продолжает писать властям разные обращения. Да еще требует ответов. Хуже того, жалуется на непринятие мер и отписки. И, главное, никак не уймется! В узких кругах таких зовут «городской сумасшедший». Но наши власти терпят такое лишь до той поры, пока не убедятся, что жалобщик неисправим. И тогда надо его окоротить. Для этого есть разные способы – от уговоров и «задабривания» до физического устранения. Но устранять не означает, что надо обязательно учинить «несчастный случай». Есть другой давно проверенный способ – признать невменяемым и упрятать в психушку на принудительное лечение. Раньше, в советское время, этот способ применялся широко – его испытали на себе почти все диссиденты. Правозащитники присвоили ему имя «карательная психиатрия». Но и в наше время такое изредка встречается. Наша пьеса – об одном таком случае. Ведь если суд в итоге гуманно отправит этого гражданина вместо колонии на принудительное лечение, то районные и областные власти смогут надолго, если не навсегда, избавиться от него – у нас ведь могут «залечить» не только в психбольнице, где вправе лечить как угодно…

Первый акт

Сцена первая. Южно-Курильск. 2 октября 2014 года, 16 часов 15 минут. Улица Советская.

События происходят у дома № 20, у магазина «Парус». Солдатенко идет по своим делам, держа в руке пластиковый пакет с пустой пластиковой канистрой. Неподалеку останавливается полицейская машина, из нее выходит человек в форме полицейского, подходит к Солдатенко и требует принять повестку о явке в полицию для проверки по какому-то административному делу. Далее версии сторон расходятся.

Мое изложение версии майора полиции Долженко А. В., воспроизводимой следствием, обвинением, прокурорами и затем судами: «Мне было поручено найти Солдатенко и вручить ему повестку о вызове в ОМВД для проведения проверочных мероприятий по заявлению о хищении электросчетчика. Службу в Южно-Курильком ОМВД я начал только 29 сентября, поэтому новое удостоверение мне еще не выдали. На мое законное требование сесть в машину, ехать в отдел и получить повестку Солдатенко категорически отказался, устроил скандал, в ходе которого нанес мне, представителю власти, пластмассовой канистрой в полиэтиленовом пакете не менее десяти ударов в область головы, причинив телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей скуловой области, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной утраты трудоспособности. И это при том, что я был должностным лицом и исполнял свои должностные обязанности».

Мое изложение версии Солдатенко В. М.: «Полицейский отказался представиться, я попросил предъявить служебное удостоверение, но он сказал, что удостоверения нет, есть паспорт, показал его и предложил сесть в машину, поехать в полицию, где мне вручат какую-то повестку. Я отказался, предложил прислать мне повестку заказным письмом, и хотел идти дальше. Но полицейский схватил меня за руку, стал заламывать и тащить в машину. Я вырывался, ехать отказывался, требовал меня отпустить, но матом не ругался. Это слышно на видеозаписи. Я вообще не матерюсь никогда. Когда вырывался, пакет с пустой канистрой в руке болтался как попало, и он мог соприкасаться с одеждой и телом полицейского. Но разве это называется бить? Это была самооборона, я пытался вырваться и уйти. По стране немало случаев нападения людьми, одетыми в полицейскую форму. Скандала я не устраивал, по земле не валялся, а упал, вырываясь. И мне стало плохо. Но подошел второй полицейский, они меня ломали, подъехал УАЗ, меня закинули на сиденье, я упал на пол. Лежал молча, никого не оскорблял. Меня доставили в «скорую», положили в больницу, откуда забрали в суд, потом в ИВС, и сразу возбудили уголовное дело об избиении полицейского по ст. 318 УК РФ».

Сцена вторая. Первый круг уголовного дела. Южно-Курильск.

Руководитель Южно-Курильского подразделения следственного комитета России по Южно-Курильскому району полковник Былина В. В. в рамках возбужденного против Солдатенко В. М. уголовного дела выносит постановление о проведении в отношении него принудительной психиатрической экспертизы. Судья Белова Е. В. своим постановлением от 13 ноября 2014 года это санкционирует, Солдатенко обжалует его в областной суд, где 22 декабря 2014 года судья Метельская Е. В. с учетом заключения гособвинителя прокурора областной прокуратуры Чигаевой М. А. оставляет это решение в силе, а апелляционную жалобу Солдатенко без удовлетворения. После этого постановление судьи Беловой Е. В. тут же вступает в законную силу. Но в Южно-Курильске ждать этого момента не стали.

Сцена третья. Параноидальная. Южно-Сахалинск. Психиатрическая экспертиза.

Еще раньше, не дожидаясь вступления решения суда в законную силу, полковник СК Былина В. В. организует административный арест Солдатенко В. М., полиция 13 ноября 2014 года задерживает его, и по решению судьи Беловой Е. В. помещает под арест в ИВС, откуда через 16 дней его в сопровождении двух полицейских и одного медработника «грузят» на пароход «Игорь Фархутдинов», доставляют в областную психбольницу, где проводят судебно-психиатрическую экспертизу, и устанавливают диагноз: «Шизофрения параноидальной формы»; в момент совершения преступления не мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими; учитывая, что общественно опасное деяние совершено им с преобладанием дефицитарных расстройств и изменения личности, требующих адаптации к самостоятельному проживанию, неустойчивость его социальной адаптации, обнаруживает опасные тенденции к общественно опасным деяниям, говорит о необходимости принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа». Это заключение № 150 подписано 4 декабря 2014 года экспертами Бадусевым Александром Михайловичем и Бершаденко Виктором Ивановичем. Но нам важно знать, на чем именно такое заключение основано. А вот на чем – цитирую по материалам следствия, в точности воспроизведенным в заключении психиатрической судмедэкспертизы с сохранением стилистики и орфографии оригинала:

«По характеру замкнутый, не общительный. Согласно проведенного анализа поступивших в ОМВД России по Южно-Курильскому городскому округу заявлений и сообщений в период с 2012 по настоящее время от гр. Солдатенко В. М. проводились проверки, по результатам которых изложенные факты не находили своего подтверждения. К уголовной ответственности не привлекался. С лицами, имеющими сомнительный образ жизни, не имеющими постоянного заработка и места работы замечен не был. На учете УУП ОУУП И ПНД не состоит. Начиная с 1994 года стал усиленно изучать юридическую литературу, так как стал замечать, что в жизни существует несправедливость и решил бороться за правду.

Подыскивал людей единомышленников. Ранее состоял в ЛДПР, но потом разочаровался в ее лидере и вышел из партии. В настоящее время является членом КПРФ. Со своими единомышленниками выискивает недостатки в жизни, считает, что власть в стране коррумпированная. Особенно прокуратура. В течение длительного времени пишет массу жалоб в прокуратуру на недостатки в районе, в котором проживает, и в то же время на ее дискредитацию, нарушая нормальный ритм работы правоохранительных органов. В этих жалобах всегда выступает как от своего имени, так как его единомышленники боятся за свою семью, детей, боятся преследований. Чем больше пишет жалоб в различные инстанции, тем больше обнаруживает недостатков и несправедливости. Целеустремленно продвигает свои идеи о недостатках в стране, проявляет повышенную активность, старается убедить окружающих лиц в своих стремлениях. При отказе в рассмотрении его нелепых жалоб еще больше убеждается в своей правоте и еще с большим усилием пытается добиться правды… Мышление ускоренное по темпу, паралогично. Склонен к ненужной детализации с элементами разорванности, часто незакончив мысль переходит на иную тему разговора по типу «скачка идей», но монотематично, в основном «по недостаткам в своем районе и бездеятельности властей». Речь отличается резонерством, торопливая, нечеткая, не всегда разборчиво выговаривает слова.

Говорит повышенным тоном, стремясь убедить окружающих в своей правоте. Заявил: «добиваюсь справедливости, вор должен сидеть в тюрьме». В беседе коррекции своих неправильных взглядов не поддается, при этом становится аффективно не сдержанным и возбудимым. Заявляет, что его неправомерно по постановлению суда госпитализировали на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. И перед поступлением написал жалобу в областной суд о противозаконных действиях районного суда. Написал также 09.12.2014 г. нелепое ЗАЯВЛЕНИЕ главному врачу Сахоблпсихбольницы: «Прошу Вас предоставить мне справку о моем нахождении в Вашем учреждении с 30.11. по 09.12.2014 г. Ваш ответ необходим мне не только для предъявления в Российских судах как подтверждение творящегося беззакония и произвола, но и в Европейский суд по правам человека…». В отделении освоился быстро, охотно общается с окружающими больными, включая и дефектных больных, стал оказывать им помощь в написании различных заявлений. Большую часть пребывания в отделении писал различные жалобы и заявления. При себе хранил объемную папку «с документами». При каждой беседе с врачом всегда использовал свои записи из папки. Уровень интеллекта в рамках полученного образования и жизненного опыта. Отклонений со стороны памяти не выявлено. Состав своего преступления категорически отрицает, по данному делу заявил: «Меня по ложному обвинению направили в психбольницу. В Южно-Курильске меня остановила полиция, человек был в форме и не показал своего удостоверения. Я ему сказал, что он не полицейский, так как нет у него удостоверения, а форму можно купить в магазине. Они хотели увезти меня на машине, а я оказал сопротивление, так как без удостоверения они являются такими же гражданами, как и я». Критика к своему состоянию и к содеянному отсутствует».

На наш вопрос главному врачу психбольницы о том, почему они принимают от полицейских для проведения стационарной экспертизы граждан, в отношении которых не предъявлены решения судов с отметкой «вступило в законную силу» (а мы знаем, что это не единичный факт), и. о. главного врача ответила, что это делается в соответствие с решением Конституционного суда. Теперь мы пытаемся выяснить, кто еще у нас в области отважился присвоить себе право толковать решения Конституционного Суда РФ.

Сцена четвертая. Южно-Курильский районный суд.

13 июля 2015 года судья Южно-Курильского суда Белова Е. В. по делу №1-8/15(5060534) в соответствие с предложением гособвинителя, прокурора района Филатова А. А. выносит постановление на 22-х страницах о признании Солдатенко В. М. невменяемым, об освобождении его от уголовной ответственности и о назначении ему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа. Мера пресечения – подписка о невыезде – оставлена без изменения.

Сцена пятая. Следственное управление следственного комитета РФ по Сахалинской области.

В числе ряда обращений Солдатенко В. М. есть и два его заявления на имя начальника следственного управления генерала Заболиченко А. А. от 23 и 24 апреля 2015 года, т. е. еще до принятия первого решения судом. В них он сообщает о ряде нарушений и просит поверить законность действий полковника Былины В. В. И получает письмо СУ СК от 5 августа 2015 года за подписью подполковника Бардакова А. В. о том, что «основания для регистрации Вашего заявления отсутствуют».

Сцена шестая.

По апелляционной жалобе Солдатенко В. М. судья областного суда Алексеенко С. И. по делу №22-1684, несмотря на возражения гособвинителя прокурора облпрокуратуры Чигаевой М. А., 28 октября 2015 года выносит постановление об отмене постановления судьи Беловой Е. В. и направлении дела на повторное рассмотрение в ином составе судей. При этом судья Алексенко С. И. цитирует апелляционную жалобу Солдатенко В. М., в которой он называет более двух десятков (!) грубейших нарушений норм законодательства, допущенных судом первой инстанции.

Акт второй

Всего две сцены. Сцена седьмая.

Через пять с половиной месяцев после отмены областным судом первого решения Южно-Курильского районного суда, 14 апреля 2015 года состоялось второе решение этого же суда по этому же делу. Теперь оно вынесено судьей Мигаль О. И. и имеет номер 1-6/16. Но отличается от решения ее районной коллеги судьи Беловой Е. В. только этим номером да своим объемом, который судье удалось сократить на 4 страницы. В этом новом постановлении, принятом по предложению гособвинителя, прокурора района Филатова А. А., резолютивная часть, то есть само решение суда, точно такое же, какое вынесла и коллега судьи Мигаль О. И. – судья Белова Е. В. Не изменена ни единая буквочка! И если бы наш подсудимый, подавленный столь явным проявлением корпоративной солидарности обоих этих федеральных районных судей, опустил руки и не стал подавать повторную апелляционную жалобу, то уже через 10 дней мог бы загреметь на «принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа». Но он ее подал!

Сцена восьмая. Областной суд..

9 августа 2016 года, в областном суде по делу № 22-787 состоялось второе апелляционное рассмотрение. Судья Лавлинский Владимир Иванович обеспечил работу имеющейся системы видеоконференцсвязи с Южно-Курильским судом, благодаря чему Солдатенко В. М. смог принять личное участие в процессе, а суд смог убедиться во вменяемости подсудимого.

Гособвинитель – на этот раз прокурор областной прокуратуры Гоголева О. Г. – как обычно, предложила оставить решение судьи Мигаль О. И. без изменения, а апелляционную жалобу подсудимого – без удовлетворения. А защитник Чаленко Сергей Вячеславович просил сделать наоборот. И судья Лавлинский В. И. установил (цитирую извлечения из текста вынесенного им постановления): «Не все показания потерпевшего Долженко А. В. суду первой инстанции следовало признать достоверными, есть в них противоречия, и все сомнения должны толковаться в пользу подсудимого;

– свидетели не видели, с чего начался конфликт, поэтому их показания имеют мало отношения к установлению истины и на исход дела не влияют;

– ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности;

– полиция осуществляет свою деятельность в точном соответствии с законом. Всякое ограничение прав, свобод и законных интересов граждан… допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом. Сотрудникам полиции запрещается подстрекать, склонять, побуждать кого-либо к совершению противоправных действий;

– применение сотрудником полиции мер государственного принуждения для выполнения обязанностей и реализации прав допустимо только в случаях, предусмотренных федеральным законом;

– не оправдано использование физической силы при отказе граждан от выполнения таких законных требований сотрудников полиции, как, например, предъявить для проверки документ, удостоверяющий личность, явиться по вызову в полицию в установленный срок, получить повестку и т. п.;

– как видно из материалов дела, Солдатенко В. М. административных правонарушений не совершал, общественный порядок не нарушал, в отношении него не выносилось постановление о принудительном приводе. При таких обстоятельствах Долженко А. В. не должен был останавливать Солдатенко В. М., препятствуя его передвижению, беря его за руку, и настаивать на получении повестки. Все это привело к тому, что Долженко А. В., применив меры принуждения, не соответствующие его должностным обязанностям, в косвенной форме побудил Солдатенко В. М. к совершению действий, направленных на защиту своего права на свободу передвижения. При таких обстоятельствах в действиях Солдатенко В. М. не усматривается противодействия законной деятельности представителя власти в связи с нарушением последним своих должностных обязанностей;

– установленные судом апелляционной инстанции фактические обстоятельства дела свидетельствуют, что Солдатенко В. М. не применял насилие… в отношении представителя власти Долженко А. В…. В его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, а потому состоявшееся судебное решение подлежит отмене».

И судья выносит постановление об отмене постановления судьи Мигаль О. И. от 14 апреля 2016 года, о прекращении уголовного дела в отношении Солдатенко В. М., и о признании за ним права на реабилитацию. А в довершение этого пишет: «Вещественное доказательство – синюю пластмассовую канистру объемом 6 литров, хранящуюся в Южно-Курильском районном суде, вернуть Солдатенко В. М.». Солдатенко ликует и готовится реализовать свое право на реабилитацию. Но не тут то было! И наша до сих пор неоконченная пьеса - продолжается.

Третий акт. Кассационная инстанция

Сцена девятая. Южно-Сахалинск.

В дело защиты полицейских и прокурорских мундиров вступает новая сила высокого калибра. 29 сентября 2016 года заместитель прокурора области Герман Антон Андреевич вносит в президиум областного суда кассационное представление, в котором пишет: «Допущенные судом второй инстанции нарушения уголовно-процессуального и уголовного законов являются существенными, искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, поскольку принятое судом апелляционной инстанции решение является неправосудным, нарушает право потерпевшего на защиту от преступлений. При таких обстоятельствах апелляционное постановление Сахалинского областного суда подлежит отмене, а уголовное дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции».

Об этом же просит президиум областного суда и полицейский Долженко Алексей Валерьевич, который, в частности, утверждает в своей кассационной жалобе, что «…я в соответствие с законом «О полиции» выполнял свои должностные обязанности по поручению руководства ОМВД России по Южно-Курильскому ГО; я как сотрудник полиции… действовал законно и обоснованно, с учетом создавшейся обстановки, а также крайней необходимости, учитывая антиобщественный характер и степень действий Солдатенко В. М.; Солдатенко В. М. в силу своего психического заболевания полностью проигнорировал мои законные требования, стал меня оскорблять и бить канистрой по голове; суд апелляционной инстанции полностью проигнорировал заключение стационарной судебно-психиатрической экспертизы № 150 от 04.12.2014 г., что Солдатенко В. М. страдает шизофренией параноидальной формы; апелляционным судом по делу никак не решен вопрос о помещении шизофреника Солдатенко В. М. в стационарное отделение областной психиатрической больницы для дальнейшего лечения; суд не учел, что остающийся без изоляции и принудительного лечения психически больной шизофренией Солдатенко В. М. в силу своего неадекватного психического состояния может совершить аналогичные повторные противоправные действия еще более опасного характера, в отношении других граждан, а также представителей власти в пгт. Южно-Курильск…».

Сцена десятая.

В соответствие с установленным порядком кассационное представление заместителя прокурора области Германа А. А. и кассационную жалобу полицейского Долженко А. В. рассматривает судья областного суда Краснов Константин Юрьевич, и 1 ноября 2016 года выносит постановление, в котором пишет, что изучил кассационное представление заместителя прокурора области Германа А. А., и воспроизводит его утверждения о том, что выводы суда второй инстанции противоречат материалам дела, что потерпевший Долженко А. В. надлежаще исполнял свои обязанности, а Солдатенко В. М. своими действиями оказал противодействие законной деятельности представителю власти Долженко А. В. А посему нашел необходимым передать кассационное представление на рассмотрение президиума Сахалинского областного суда.

Сцена одиннадцатая. Южно-Сахалинск, 25 ноября 2016 года.

Президиум Сахалинского областного суда – высшая судебная инстанция Сахалинской области. Заседают пять судей во главе с председателем областного суда. Несмотря на дважды заявлявшиеся подсудимым Солдатенко В. М. председателю суда и судье Краснову К. Ю. ходатайства об обеспечении доступа к личному участию в судебном заседании посредством использования системы видеоконференцсвязи, заявка об этом в Южно-Курильский суд из областного суда не поступила. И судья-докладчик Краснов К. Ю. об этих ходатайствах президиуму почему-то не доложил. Пришлось напомнить об этом защитнику Чаленко С. В., который сообщил, что Солдатенко В. М. ждет включения системы видеоконференсвязи в помещении Южно-Курильского суда, где, как после заседания сообщил мне сам Солдатенко В. М., эта система была исправна, техник мог включить ее, но из областного суда не поступило ни заявки, ни команды. Но и после подтверждения наличия ходатайств Солдатенко В. М. президиум счел, что его права не нарушены, поскольку уведомление о заседании президиума он получил, а значит, мог бы приехать… Это очень странное решение, не учитывающее ни фактического наличия технической возможности использования видеокоференцсвязи, специально для этого предназначенной и построенной на бюджетные средства, ни права на это подсудимого, ни наличие его ходатайств об этом, ни большой стоимости поездки из Южно-Курильска в Южно-Сахалинск и обратно, ни постоянных срывов расписания полетов самолетов и нерегулярность морского сообщения, ни материального положения подсудимого. Заседание президиума по этому делу прошло без личного участия Солдатенко В. М., но с участием гособвинителя – заместителя прокурора области Данильченко Олега Витальевича, поддержавшего доводы кассационного представления своего коллеги Германа А. А. Президиум, рассмотрев это дело за 25 минут, и еще 20 минут посовещавшись, кассационное представление прокурора Германа А. А. и кассационную жалобу потерпевшего Долженко А. В. удовлетворил, апелляционное постановление судьи Лавлинского В. И. отменил, и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд с иным составом суда…

Четвертый акт

Сцена двенадцатая. Пока только обозначенная, но еще не произошедшая: повторное апелляционное рассмотрение дела судьей областного суда Каменских Петром Васильевичем назначено на 17 января 2017 года.

Вместо эпилога

Автор утверждает, что все имена, даты и события изложены им на основании имеющихся у него документов достоверно, и что он несет за это всю полноту ответственности; что на конец декабря 2016 года дело это длится уже 817 дней, и предполагает, что затраты народных денег на это уже превысили миллион рублей; что замечательное решение судьи Лавлинского В. И. страдает излишней мягкостью к полицейскому Долженко А. В., в деяниях которого есть признаки злоупотребления и превышения полномочиями, и неполнотой – в части невынесения судом вполне заслуженных частных определений в адрес органов и должностных лиц, осуществивших уголовное преследование Солдатенко В. М.; что органам прокуратуры, полиции и следственного комитета вместо защиты сотрудника полиции, действовавшего с превышением своих полномочий, следовало бы защищать конституционные права Солдатенко В. М., помятуя не только о запрете преследования за обращения граждан в органы власти, но и вообще о конституционном приоритете прав человека над его обязанностями, и о недопущении любого умаления его достоинства. Кроме того, автор сообщает читателям, что намеревается сопровождать это дело вплоть до Верховного суда, и если понадобится, – до Европейского суда по правам человека. Но пока еще надеется на справедливость нашего областного суда.

Источник: газета «Советский Сахалин»
Фото: eugene.kaspersky.ru

comments powered by HyperComments