22 ноября 2017

Бессистемный туризм Сахалина

> Наталья Голубкова

Тимофей Рогожин — гость с норвежского Шпицбергена, мастер создавать туристические направления с нуля и прокачивать их, постоянно совершенствуя. 7 ноября Тимофей в компании с известным тревел-блогером Сергеем Долей прилетел на Сахалин, чтобы посмотреть, чем можно заманить туристов в наши края. И заманить не бездумно, лишь бы были, а предложить что-то действительно интересное и грамотно преподнесенное. О первых впечатлениях от острова и движущих силах развития туризма в российских регионах Тимофей Рогожин, с 1998 года реализующий туристические проекты, рассказал корреспонденту ИА Sakh.com.

Приехал я достаточно спонтанно по приглашению Сергея Доли, с которым мы знакомы, наверное, уже года четыре. Он очень известный в стране тревел-блогер, а я известный в узких кругах туроператор. Познакомились мы, когда я пригласил его приехать на Шпицберген посмотреть и написать о своих впечатлениях. Это не была никакая рекламная акция, я не платил ему денег. Мне просто было интересно его мнение. После первой поездки Сергей посетил Шпицберген еще дважды. И вот он пригласил меня на Сахалин.

Сейчас у меня отпуск, а отпуск бывает исключительно в межсезонье. На Шпицбергене туристический сезон длится восемь месяцев. Сначала я съездил в свои любимые пенаты — на полуостров Рыбачий, на Кольский полуостров — и оттуда без остановки в Москве прилетел сюда посмотреть, что и как здесь с туризмом. Посмотрели мы, конечно, далеко не все, поэтому пока делать какие-то шашкомахательные движения неправильно. Но уже увиденное говорит о том, что регион лет на 10-15 отстает в туристическом развитии от среднестатистического, я бы так сказал, градуса по тем российским регионам, где туризм все-таки может быть. Потому что далеко не в каждом регионе туризм может быть и вообще нужен. А если учесть, что Россия примерно на 20 лет отстает от мира, то вот примерная точка, в которой находится Сахалин, — минус 30-35 лет. Но это не ужас и не караул, это нужно нормально воспринимать.

У нас в стране в целом все очень грустно с туризмом, так что неправильно предъявлять чиновникам на местном уровне — вот, мол, вы ничего не делаете. У нас, к сожалению, само государство много говорит о туризме и практически ничего не делает. В целом государство в туризм не верит. Чудо происходит в двух случаях: там, где туризм — это неизбежность, где он имеет какие-то корни в советском прошлом (Карелия, Байкал, Камчатка, Питер, Москва), или же там, где в туризм поверила местная власть, а может быть, люди, которые решили им плотно заниматься (Татарстан). Я в большей степени фанат приключенческого, природного туризма (discovery, adventure) и всего прочего, я не экскурсионщик, но в целом нужно осознавать, что есть регионы, где экскурсионный туризм развивается весьма хорошо.

Взять все и подсчитать

Сахалин… Понятно, что об этом острове очень мало знают. Я вот в Фейсбуке обратился к своим френдам по ленте, среди которых большая часть связана с путешествиями. Это и профессиональные путешественники, и мои клиенты, и коллеги по цеху, и много тех, кто просто мотается по стране и по миру… И попросил написать ассоциации с Сахалином. Да, рыба, да, икра. У десяти процентов, наверное, Чехов, что неплохо. Край земли. Кто-то вспомнил Курилы. И, безусловно, песня "Ну что тебе сказать про Сахалин?". Вот и все.

Мы с Сергеем по приезде целенаправленно пошли в краеведческий музей, где вместо запланированного часа провели три, чтобы разобраться в истории острова и тонкостях переплетения культур. Очень интересно, но люди этого совершенно не знают. И это нормальная история. У нас Чукотку с Камчаткой до сих пор путают, а Карелию умудряются путать с Кореей. И многие не знают, что в Карелию можно приехать без визы. В целом это отражает отношение наших сограждан к путешествиям. Поэтому переживать и комплексовать по поводу того, что Сахалин находится в данный момент в некой нулевой точке, не стоит. И не стоит думать, что власть говорит и ничего не делает. У нас очень много где говорят и ничего не делают.

У вас есть достаточно большой объем гостиниц, это неплохо для стартовой площадки. Понятно, что это все выросло, потому что нефть, газ, командировочные. Дело в том, что под туризмом у нас в стране что только ни понимают: это и самодеятельный туризм с рюкзаком, и категорийный, чтобы получить значок, и самоходные поездки, и бизнес-туризм тоже… В мировой практике люди, которые приезжают с бизнес-целями, в те же командировки, — это тоже туристы. А у нас командировочных часто не воспринимают как туристов, но это же все равно завоз денег в регион.

Уровень гостиниц разный, как и везде по стране. Мы остановились в гостинице три звезды, которая в принципе, наверное, по ряду показателей лучше, чем гостиница четыре звезды. С сервисом одинаковая беда везде, не нужно по этому поводу особо переживать. Мало где есть хороший стабильный сервис. И он, кстати говоря, тоже приходит с туризмом.

Насчет горнолыжки. Можно как угодно относиться к вкладываемым деньгам, но гора есть. Чтобы оценить ее потенциал, нужно очень внимательно во всем разобраться. У нас часто получается — там шашкой помахали, тут шашкой помахали, или все здорово, ура, или все плохо. Нужно смотреть цифры. А это всегда сложно, потому что методика, заданная госкомстатом, несовершенна. Есть ряд методик, которые предлагает всемирная туристическая организация, но они у нас на федеральном уровне не используются. Как следствие — необъективные показатели. Они не рисуются властями, а формируются именно на основе такой вот статистики. Из-за неправильных подсчетов декларируемые в свое время миллион или полтора миллиона туристов в Карелии по факту превращались в 400-700 тысяч человек.

Как это происходит, чтобы было понятно. Например, приезжает турист, у него пятидневный тур. Он пожил в одной гостинице, потом с помощью туркомпании переехал, посетил водопад. Потом пожил в другой гостинице. Потом с помощью туркомпании пошел на рафтинг. И никто не занимается отслеживанием его перемещений. Один и тот же турист может быть посчитан и пять, и семь раз, и сколько угодно.

Если говорить о туризме, не связанном с бизнес-целями, да, на Сахалине его практически нет. Да, есть то или иное количество заходов круизов с японскими туристами, в этом году был заход с корейскими. Это хорошо, но тоже нужно смотреть. Есть регионы, в которых количественные показатели захода круизов большие, а денег на земле они оставляют ноль. Есть места, где круизозаходы небольшие, а суммы оставляют астрономические.

Все нужно смотреть. Чтобы сказать, в каком состоянии туризм сейчас на Сахалине и что из него можно сделать, нужно все очень спокойно подробно, не торопясь оценить. Выводов "все плохо" или "все хорошо" у меня нет.

Девственность и айдентика

Мы побывали в бухте Тихой, на Клоковском водопаде, на мараловой ферме, на озере Буссе. Посмотрели гостиницы в Южно-Сахалинске. Съездили с ребятами из ЦТВС на Пушистый. Посетили краеведческий и художественный музеи, Центр корейской культуры, Мыс Птичий (Великан), маяк на мысе Свободный, Чертов и Ведьмин мосты, помотались по районам, посмотрели инфраструктуру.

Прокачивать Сахалин как регион девственной природы — сомнительно. У нас и Камчатка торгуется как девственная природа, хотя в принципе те туристические дестинации, которые там посещаются, потеряли девственность еще в советский период. И Кольский полуостров после военных назвать девственным очень сложно. И Чукотка, которая пыталась развивать свои амбиции в туризме и достаточно быстро наигралась в эту игру, к сожалению, тоже. Хотя вот уж где, пожалуй, девственная природа. Плато Путорана тоже пытались сыграть на этом. Лет пять-семь регион был вне туризма. Сегодня там есть пусть маленький, но поток.

Вот скажите, какой слоган ассоциируется у вас с каким-нибудь регионом, который посещают туристы? С чем у вас ассоциируется Карелия? Адыгея? Кавказ? Дело в том, что нет рецепта счастья в один слог. Скорее, есть регионы, которые для разных людей с разными интересами потихоньку выстраивают две-три разных линии. Например, Карелия — это край тысячи озер. С другой стороны, это Кижи — Валаам — Соловки. Отдельный бренд — водопад Кивач. В Москве много богатых людей лет от 45-50. То, что Кивач — это водопад, многие из них даже не знают. Но знают клинику "Кивач", которая занимается очищением организма на клеточном уровне. Очередь в эту клинику расписана чуть ли не на год-два вперед. Хотя в целом в Карелии множество проблем с туризмом, он тоже недоразвит.

У нас нет четкой айдентики практически ни одного региона. Какие направления стоит прокачивать на Сахалине? Безусловно, рыбалку. Есть большое количество россиян, которые с удовольствием мотаются на рыбалку.

Но нужно понимать, что Сахалин по рыбалке конкурирует со всем Дальним Востоком. При этом мы еще конкурируем с Норвегией, куда огромное количество россиян ездило до последнего кризиса. Сейчас поток упал, но многие все равно едут. Количество денег, которые россияне оставляют в Норвегии, несоизмеримо с тем, что тратят туристы-рыбаки в российских регионах. Исключение может составлять разве что Ахтуба в Астраханской области. На Кольском полуострове, пожалуй, рыболовный туризм — это бизнес. А все остальное — какие-то очаги. Рыбалка на Сахалине может быть отдельным брендом. Если ее системно развивать, сюда поедут люди, которые будут с удовольствием оставлять деньги. Но нужно понимать, что это должна быть система, инфраструктура и четкое осознание, зачем сюда поедет человек. Если турист ловит трофейную треску или трофейного палтуса в Норвегии, то ему нужно объяснить резон, по которому он поедет на Сахалин.

"Горный воздух"? Пока я, наверное, не верю, что он будет интересовать Питер и Москву, но, может быть, это и не нужно. У нас в стране очень много горнолыжных курортов, где посещаемость, экономику, бизнес делают окрестные, соседние регионы. В принципе, если средний командировочный проживает у вас два или три дня по данным отелей (мы сейчас попытаемся договориться с отелями, чтобы они открыли статистику, плотнее с ней поработать), значит, в какой-то из вечеров он может встать на лыжи. Лыжи в моде, в "Газпроме" особенно. И вот она, заполняемость. Возможно, это Хабаровск, Владивосток, даже Корея с Японией, если здесь будет дешевле, а снег будет лежать дольше.

Однажды я ездил в рамках одного маркетингового и исследовательского мероприятия в Пермский край, это была стратегическая сессия по туризму. Нам за два-три дня показали десятки горнолыжек, все они были совершенно разного уровня. На карту ставилось развитие горнолыжного туризма. Мне казалось, что все это очень странная история, но потом мы посмотрели статистику, сколько людей ездят из соседних с Пермским краем областей, и оказалось — да Бог с ним, что Питер и Москва не едут, все отлично заполняется соседями. Плюс сами пермяки замечательно катаются. Грех не встать на лыжи, если у тебя горнолыжки каждые 30-50 километров, и все разные по ценам, уровню сервиса, сложности и разнообразию трасс.

Природный туризм — сам Бог велел?

У нас в стране еще беда в том, что терминология до конца не определена. Весь мир живет со своей терминологией в туризме, а мы каждый раз что-то изобретаем или ничего не изобретаем. То, что у нас сейчас называется экстремальным туризмом, ассоциируется у людей с опасностью, с невозможностью участия простого смертного, — все это в цивилизованных странах имеет более четкие разграничения. Если это рафтинг, или велотур, или какие-то пешие маршруты — это active tours. Если это тур с элементами некого приключения, квеста, то это adventure tours. Если это регион, в котором не налажены системные огромные туристические потоки, если мы что-то новое узнаем, это discovery. Есть смешанные туры, допустим, discovery&adventure — приключения и открытия.

В мире все меньше остается регионов, которые в той ли иной степени не открыты массовому туризму. Мы не говорим о миллионах. Массовый туризм в отдельных регионах — это всего-навсего десятки тысяч человек, но это тем не менее массовые потоки. Тот же Шпицберген принимает всего лишь от 70 до 80 тысяч человек в год, но если понимать, что они оставляют в пересчете на наши деньги миллиарды рублей, и если понимать, что в обслуживании этих туристов принимают участие всего 300-400 человек, то становится понятно, что соотношение ошеломляющее.

С каждым годом дефицит регионов discovery на мировом рынке становится больше, потому что уже открыто по сути все. У нас в России есть Чукотка, которая является закрытой. Есть Сахалин и Курилы, которые в принципе стоят в сегменте дискавери. Это интересно, в этом сегменте можно находиться достаточно долго, но при этом должна быть системность. На сегодняшний день на Сахалин можно организовывать туры для тех, кто любит открывать новые земли, новые регионы, знакомиться с природой, историей, этнографией. Но сначала об этом хотя бы нужно начать рассказывать, во-первых. А во-вторых, давать системные предложения. Пока нет ни системы, ни логистики, ни инфраструктуры.

Убеждать людей приехать в Южно-Сахалинск и помотаться какими-то однодневными экскурсиями на достаточно спорные объекты, многие из которых подвержены сильному антропогенному воздействию и имеют поток местных жителей… Тут бабушка надвое сказала.

Нужно смотреть сохранность природы, насколько там намусорено. И если намусорено, то насколько. Иногда можно один-два-три раза убрать и потом просто поддерживать чистоту. Таких историй очень много, когда казалось, что объект уже не спасти, но нет, им просто надо заняться. Вот бухта Тихая, где мы побывали. По пути в нее мы проехали огромный щебеночный карьер. Смотришь на него и понимаешь, что это уже не девственная природа. В самой бухте стоят три совершенно непонятных металлических беседки, слева — рыболовецкая деревушка, тоже непонятная. Даже в ноябре здесь здорово и красиво, стихия и все прочее, а летом наверное еще лучше. Но если продавать это место, наверное, нужно сделать минимальную рекреационную инфраструктуру, навести порядок с этой рыболовецкой деревушкой, облагородить. Хотя это все равно вряд ли будет очень востребовано среди россиян. Они если едут в дальние регионы, то потому, что хотят получить действительно девственную природу. Хотя на россиянах свет клином не сошелся, у нас есть Корея, Япония, Европа. Да и среди россиян клиенты все равно найдутся.

У меня, например, маме 80 лет. Она живет в Петрозаводске. И вот лет пять назад в компании пенсионеров решила съездить во Владивосток. Пишет мне — о, Сахалин, почему бы и нет? Она на Шпицбергене в прошлом году была, в арктическом круизе. Кстати, оказывается, в 18 лет мама пыталась выскочить замуж за офицера, который хотел увезти ее на Сахалин. И у меня есть друзья, которые родились на Сахалине или имеют какие-то корни, связанные с островом. В принципе, многим было бы интересно здесь побывать, но тогда это должно быть организованно и красиво. При этом не всегда нужны какие-то огромнейшие деньги. Это вопрос поступательности шагов.

Чем ещё завлечь?

Чертов мост, Ведьмин мост. Кто-то говорит — ерунда. Но я четко знаю, что если на следующий год сделать трип с возможностью пройти по этой заброшенной железной дороге, даже там, где ее уже нет и осталось просто направление, если бюджет этого мероприятия окажется в пределах ста тысяч рублей, одна группа точно наберется.

Есть такое сообщество, называется "Поезд напрокат". Это сообщество, которое увлечено всеми узкоколейными железными дорогами. Люди мотаются по всему миру. Но это не означает, что они уперлись в железку и все.

Нет, они и природу и любят, и историю, но в основе их поездок лежит узкоколейка. Они приезжали ко мне три года назад. Я тогда еще подумал, странная история, где Шпицберген, а где узкоколейки. Но действительно оказалось, что у нас там были узкоколейные дороги, по которым возили уголь. И заодно эти туристы покатались на снегоходах, еще что-то… Это уже следствие, круги на воде.

Квадроциклы, снегоходы. Пять-семь лет назад о сахалинской "диаспоре" квадроциклетчиков и снегоходчиков ничего не было известно. Сейчас в ютубе мелькает очень много видео с квадропробегов, со снегоходных покатушек, и ваши ребята тоже засвечиваются. Это тоже туристические деньги, потому что горный фрирайд — популярное развивающееся направление. Есть люди, любящие длинные линейные маршруты с заездами попутно на какие-то объекты, с узнаванием чего-то нового об истории региона, а есть те, кому интересно пилить склоны, оттачивать мастерство. Есть такое понятие скидукинг. Начиналось все с двух школ на Камчатке и в Хибинах, сегодня же список местностей, предлагающих ту или иную покатушку, расширился.

Видите, сколько мы направлений перечислили.

С нуля и до бесконечности

Я сейчас произнесу фразу — развитие туризма в Тамбовской области. С чем у вас эта область ассоциируется? Разве что с выражением "тамбовский волк тебе товарищ". Что интересного может быть в Тамбове? Или Липецке? А оказывается, там туризм есть. Там интересные развлекательные парки, разные комплексы, которые качают деловой туризм, всякие конференции, ивент-мероприятия… У вас очень хорошая база. Любой край земли интересует ту или иную публику. Нужна пошаговая программа. Дело в том, что слова "концепция" и "стратегия" — это не про туризм. Концепции и стратегии, особенно с перспективой на 20-30 лет, — это, конечно, хорошо, но за это время туризм десять раз умрет окончательно. Нужна именно пошаговая программа, чтобы через три года мы обернулись, посмотрели назад и сказали — вот этого год назад не было, а сейчас уже есть. Безусловно, нужен и дальний горизонт — 10, 15, 20 лет.

Вот я сейчас сижу такой весь из себя умный говорю: у вас отставание, 98-й год… С 98-го года прошло 19 лет. Когда мы начинали делать приключенческие туры в Карелии, приключенческого туризма в стране не существовало. Мы начинали с четырех привезенных из Финляндии снегоходов. Когда я уезжал из Карелии в 2013 году, парк снегоходов только у меня был 30 единиц, а в туризме в целом их болталось наверное уже штук сто. А на маленьком Шпицбергене в коммерческой эксплуатации 700 снегоходов, и все это в высокий сезон забито туристами. Сейчас мы общаемся с ребятами из туркомпаний, с теми, кто так или иначе около туризма. На старте им не хватало баз, гостиниц, не было приличного транспорта…

На всю Республику Карелию было три приличных сорокаместных автобуса. Когда был высокий сезон, автобусы пригоняли из Питера, за 400 километров, просто ради трех-четырехдневного тура.

Не было баз. На острове Кижи, когда мы первый раз делали туда маршрут, был один-единственный гостевой дом на шесть, максимум на восемь человек. Сейчас на Кижи зимой приезжают тысячи человек, гостевые дома там способны принять одновременно человек 150, если не больше.

Про туризм на Кавказе. Он тоже потихоньку начал раскручиваться. Казалось бы, туризм и Чечня — вещи несовместимые. Осенью 2013 года мы ездили туда, это был по сути первый рекламный тур в Чечню, а сегодня туда есть пусть небольшой, но поток туристов, причем, не только из России. Это, повторю, вопрос веры или неверия со стороны правительства. Ну и, конечно, нужны деньги. Примеры туризма без господдержки — это Карелия и Кольский полуостров. Туризм с господдержкой — Казань, Кавказ. Можно сколько угодно говорить о том, сколько денег захоронено, это неважно. Если после таких похорон что-то остается инфраструктурное, значит все было не зря.

Хозяин и деньги есть

Я понимаю, что у вас сейчас меняется законодательство и вам оставляют меньше денег, правительство в сложной ситуации. Год-два профицитный бюджет будет дефицитным, но все течет, все меняется. Не нужны сразу какие-то миллиарды. Нужно просто выбрать некие опорные пункты. В той же Карелии мы не просили у государства денег, а просили разобраться с кадастром и дать возможность строить турбазу. Чтобы не получалось так, что ты построил, все облагородил, сделал красивые маршруты, а потом пришли и весь лес вокруг вырубили, потому что туризм в Карелии развивается вместе с леспромхозами, и там, где самые красивые места, самые замечательные леса и хорошая транспортная доступность.

Есть грустные примеры, где туризм изначально сделан через одно место. Например, Байкал. Я все время говорю, что на Байкале, чтобы сделать туризм правильно, нужно просто ковровой бомбардировкой накрыть все объекты туризма вместе с людьми, которые там работают, потому что там рвачи из 90-х, сервиса нет, но денег хотят заработать, как будто в последний раз.

Сахалинская область — регион интересный. Если ваше правительство поверит в туризм и будет помогать, то шаги будут более системные и правильные.

Достопримечательности могут развивать и местные инвесторы, если им помогут на законодательном уровне. Пример — горный парк "Рускеала". Это уникальная история, когда местный предприниматель выкупил старый заброшенный мраморный карьер, который не использовался миллион лет. Чтобы приобрести этот объект, ему даже пришлось получать лицензию на горные работы, хотя он в туризм пришел из торговли. Когда он начинал все это, все крутили пальцем у виска, а сегодня это объект, который посещают сотни тысяч человек в год. У вас регион очень долго был депрессивным. А сейчас вы спрашиваете меня о первых впечатлениях о Южно-Сахалинске. Впечатления хорошие, позитивные. У нас в стране вообще куча депрессивных регионов, даже те, в которых туризм есть. А у вас — хороший асфальт. Конечно, можно где-то найти колдобины, но поверьте мне, их нужно искать, а в целом асфальт приличный. И дороги за пределами населенных пунктов приличные.

В Карелии, например, федеральная трасса шикарная, а все региональные дороги и дороги в Петрозаводске отвратительные до такой степени, что стыдно и караул. У вас — это мой взгляд со стороны, взгляд туриста — город ничем не примечательный. Но при этом видно — в квартире делается ремонт. Значит, хозяин и деньги есть. Да, нет стиля, да, аляповатая реклама, но она практически везде у нас такая. Это уже следующий уровень, когда власти начинают задумываться об имидже. Сервис разный, но он везде разный. У вас очень приличный аэропорт, даже нынешний, а вы собираетесь строить новый терминал. Не должно быть комплексов, просто нужна некая движущая сила для развития. Если нужна будет какая-то помощь или какой-то совет или же поступят какие-то предложения поделиться опытом, взаимодействовать, то в свободное от моей основной работы время я готов с удовольствием это сделать.

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

12 декабря 2018 Валерий Лимаренко провел рабочие встречи с председателями правительства и думы Сахалинской области ...>> 12 декабря 2018 Глава Южно-Сахалинска вошел в список лучших мэров России ...>> 12 декабря 2018 Предложения Камчатки о совершенствовании северных льгот рассмотрели в Совете Федерации ...>> 12 декабря 2018 Кандидат глядит с плаката: претенденты на пост губернатора обещают приморцам закон, порядок и светлое будущее ...>> 12 декабря 2018 Владморрыбпорт за 11 месяцев перевалил рекордный за свою историю объем грузов - более 4,2 млн т ...>> 12 декабря 2018 Перенос дальневосточной столицы во Владивосток - имиджевая потеря для Хабаровска - спикер краевой думы ...>> 6 декабря 2018 Рыбацкими проблемами КМНС озаботились в Госдуме ...>>

В мире

12 декабря 2018 «Для нас важно качество надзорной деятельности» - Генпрокурор Юрий Чайка — о противодействии коррупции ...>> 12 декабря 2018 Дмитрий Медведев положился на сильную судейскую руку ...>> 12 декабря 2018 Почему пал главный бастион японского национализма ...>> 12 декабря 2018 Япония планирует переделать вертолетоносцы в авианосцы ...>> 6 декабря 2018 Сбербанк ограничил переводы средств по номеру телефона ...>> 6 декабря 2018 В Китай стало поступать меньше российских уловов ...>> 3 декабря 2018 Под Находкой держат 11 косаток и 90 белух — вероятно, для продажи в Китай. Зоозащитники уверены — это незаконно ...>>

comments powered by HyperComments