28 февраля 2020

В поисках истории Сахалина

Продолжение. Начало читайте в №15(4)

> Владимир Грышук

16.00 выехали на трассу (она пришла справа) знаменитого нефтепровода 1942 года Оха — Софийск. Помните? Василий Ажаев, его роман из школьной программы «Далеко от Москвы». Про строителей-комсомольцев. О строителях-заключенных — ни слова там. Сам Константин Симонов В. Ажаева переписывал, редактировал, чтобы роман был в духе сталинского обмана, социалистического реализма.

Мыс Погиби

От федералки Южный — Оха у нас получился угол на Погиби 123 километра. До пролива Невельского (с обедом, грибы-рыбалка, фото-остановки) средняя скорость 20 км\час.

Ровно в 18.00 наш джип выехал из тайги на берег пролива, наехал на карликовый слой спелого морского шиповника. Бампер осторожно провис над морским берегом… Стоп, машина… Асса! Приехали!

Игорь выходит из машины направо. Я выхожу из машины налево. Стоим. Молчим. Смотрим через пролив. Торжественная минута.

Потом я узнал у местных, что островитяне, которые впервые приезжают на мыс Погиби, они всегда так делают. Стоят. Молчат. Смотрят на материк. (Я уже второй раз здесь, но все равно стою и молчу).

Почему молча стоим мы? Упрёк ли это огромной нашей западной Матери-Родине? Или наоборот, благодарность? Или чтобы не трогала деньги наши нефтяные, Мать такая? Или чтобы Мать мостом через пролив полюбила? Я не знаю. Знаю одно: если читатель приедет на Погиби и глянет на материк… Как и я, он на минуту окаменеет. Как статуя с острова Пасхи.

Надо ночевать, ставить палатку, а пока пошли в гости к Владимиру Степановичу Якушеву. Ранее начальник метеостанции, нынче техник, руководство станцией отдал сыну. Посидели у крылечка, ещё народ подошел. Поговорили про нынешнюю жизнь на мысу. Про сталинский тоннель. Владимир Степанович вынес из дому и показал про тоннель большой и обстоятельный материал Михаила Бугаева, в прошлом корреспондента газеты «Свободный Сахалин». В ответ Игорь достал свой цветной буклет про мыс Погиби, подарил. Подарок понравился:

— Что ж, придется вас за буклет поселить в заежку, — говорит Владимир Степанович.

Игорь Самарин и Владимир Якушев (слева направо)

13 сентября. День был по-хорошему суетлив и полон находок. Игорь на песчаном выдуве нашел необычную советскую кружку явно довоенной конструкции. Возможно, пригодится для экспозиции ажаевского трубопровода. Кстати, еще одно открытие: нефтяники сказали, что это американские трубы! Разумеется, в отредактированном Ажаеве этого нет. Вряд ли ленд-лиз. Скорее всего, СССР за валюту у США покупал.

Хороший металл. Трубопровод отработал почти полвека и только в восьмидесятые годы был заглушен, порезан и заменен на ветку большего диаметра.

Самой сложной задачей оказалась эта труба. Для музея нужен кусок, но отпилить его оказалось невозможным. Толщина ого-го — никакая болгарка не возьмет, только сваркой. Игорь опять понадеялся на выдувы. Мы погуляли по песчаным буграм и нашли все: и кусок трубы, и даже стальной «лепесток», который наваривался на сочленения труб.

Телега. Такое увидишь только на Погиби

Труба-американка 1942 года уходит в пролив

14 сентября. Эти две ночи и день на мысе Погиби — самое приятное время было, за всю нашу 11-дневную поездку. Курорт и одновременно работа, активный отдых — напряг для тех, кто любит географию и историю острова.

Жили там с Игорем в светлых комнатах, под присмотром добрых людей, прислушивались к их добрым советам. (Потом Валентин сказал, что мы проходили у них под кодом «двое из музея»).

Думаю, Игорь согласится со мной, есть косвенные приметы. Он из тех, кто напевает, делая дело — как профессор Преображенский в фильме «Собачье сердце». Погиби — это сплошная песня его. Идет в поиске по развалинам, ищет, мурлычет про себя — и вроде как в себе сомневается, ищет во мне оправдание своему хорошему настроению:

— Володя, ведь хорошо?

— Игорь Анатольевич! Да просто кайф! Как бы нам здесь на гвоздь не наступить…

В истории и в поисковой работе он профи, я любитель, но вместе мы «одной крови». Вот он находит «Доску почета», слева профиль Ленина, справа профиль Сталина. Напевает, отряхивает с нее пыль времен, опять говорит мне:

— Согласись Володя, ведь отлично! — и опять уходит от меня «профессор Преображенский», напевает, ищет историю.

***

В 9.00 попрощались со всеми и тронулись в обратный путь. Пробуем рыбачить на реке Погиби — гнус выгоняет с реки. Чтобы жить в этих местах, надо быть немножко оленем.

Притормозили у жилья обходчика трубопровода Владимира Салимзянова, Игорю надо о чем-то спросить. Я тоже спросил: не опасна ли работа обходчика? Ответил, что опасно было один раз, когда на него пошел медведь. Не побежал, пятился задом — и только рюкзак снял со спины и прикрыл им пах и живот. Медведь подошел, понюхал рюкзак... Развернулся и ушел.

С его слов, рыси в этих местах нет давно, с пятидесятых годов. Про росомаху я не спросил, забыл, а волков до сих пор много — так он сказал.

Стойбище Санги

Опять, как на катере, по дороге «Тысяча луж». Потом медленно, 5 часов пересекаем глинистые гривы бескрайней Северо-Сахалинской равнины. Вот «Газпром». Здравствуй, асфальт! Джип разгоняется, приятно загудели протекторы.

Скорость — это приятно. Выезжаем на трассу и мчимся по хорошей грунтовке на юг. Если Сахалин рыба, то федералка Южный — Оха — ее хребет.

В магазине накупили вкусняшек, яиц на ужин, пива… Сегодня по плану остров, Арковская коса. У нас нет лодки, надо заехать к Владимиру Михайловичу Санги, попросить, чтоб перевезли.

За рекой Аскасай сворачиваем с федералки налево и едем к берегу залива Чайво. Вот мы у домиков. Стойбище высоко и красиво над заливом стоит, обзор. На километры все видно отсюда хозяйскому глазу.

Следом выходит парень. Знакомимся, зовут Николай. Владимира Михайловича нет, он в Ногликах. У Николая горячая пора, идут на нерест кета и кижуч. Каждый день на лодке осмотр сетей, сдача рыбы в поселок Вал. Договорились, вечером по приливу закинет на Арковскую косу, завтра заберет нас обратно.

Стойбище. На вешалах ветер качает юколу из лосося. С лаем вылетает охрана, банда из 20 разномастных собак. Щенки и взрослые псы. Не очень агрессивно, но… требуют от чужаков уважения к их территории

Может, и хорошо, что не было на месте главы стойбища. Я посвободнее чувствовал себя, не очень скованно. В. М. Санги, основоположник нивхской литературы. Тоже своего рода поисковик и историк, собиратель бесценного коренного фольклора. Среди писателей Сахалина он самый старший и уже более полувека занимает совершенно отдельную позицию среди них. Сейчас это живой классик. И по содержанию, и по облику, по поведению.

В некотором смущении иду от машины к стойбищу. Наверное, вот так же неуверенно шли ходоки в Ясную Поляну к Льву Толстому. Граф босой, опрощенный. Мыслитель маленький, сухонький. Внешне Владимир Михайлович не такой. Всем на зависть в свои года он сохранил прямой стан юноши. Так почему же хозяин Санги-во напомнил мне хозяина Ясной Поляны? Видимо тем, что крупные, большие люди, люди-личности — они друг на друга похожи. Во-первых, они стоят как бы отдельно от остальной массы людей. Понять это можно только тогда, когда узнаешь человека поближе. И наоборот: если ты с ним не знаком, ты не отличишь такого человека от массы. Ведь «пузырятся», «пыжатся» исключительно те, кто не уверен в своей значимости. Большой человек внешне прост. Внешне — но не внутри.

1965 год. Мотрисса «Шесть сорок»

В это лето я с отцом начал ездить на Анивский залив. В воскресные дни спаренный дизель выезжал со станции Южно-Сахалинск в 6 часов 40 минут и ехал до Дачного. Там переходил на анивскую ветку. Через реки и болота выезжал на берег Бухты Лососей и делал короткую остановку, не доезжая поселка Песчанское. Мы высаживались и шли по берегу на безымянный мыс, где в залив впадает река Цунай.

Бывало, колхозные рыбаки ловили на мысу бреднем, и мы наблюдали, как веселая рыба пеленгас стаями взлетает в воздух и прыгает через сеть, а колхозники бегали по берегу и громко ругались. Мы ловили с мыса на донку красноперку и камбалу. Там впервые стал ночевать в палатке с отцом.

Как-то раз я обратил внимание на красивую женщину, сидевшую у окна. Два вагона дизеля всегда были забиты рыбаками-охотниками в тусклых советских одеждах, женщин там не было. Тем удивительнее было увидеть ослепительную блондинку. Понимая, что она здесь «белая ворона», она с недовольным видом неотрывно смотрела в окно, иногда отрывисто бросая слова рядом сидевшему молодому мужчине.

Это и был В. Санги. Ему было 30 лет. Ладная фигура охотника (он был с ружьем), беззаботный, доброжелательный взгляд.

Отец кивнул в ответ. Журналист газеты «Советский Сахалин», он был знаком с писателем. Мы вышли на берег залива, Санги поехал дальше, и я все забыл. Ещё не знал, что через пару лет этот охотник поставит мою судьбу на свои «рельсы».

Эта была его книга «Легенды Ых-Мифа» 1967 года издания. Со стильными рисунками художника А. Брусиловского, в том числе откровенно эротическими, в книге чувствовалась свобода хрущевской оттепели. «Ещё в ребячестве, бессмысленный и злой» я прочел в этой книге замечательную подборку «Таинственные страницы». У Владимира Михайловича есть более значительные произведения, но именно «Страницы» пробудили у подростка интерес к Сахалину.

Как-то раз возвращались с мыса домой, и в Дачном на автобусной остановке сказал отцу: «Я не поеду домой». Поспорили (он: «Мама плакать будет!»). Но подростки безжалостны к родителям. Подошел автобус, палатка была у меня, отец бросил мне спальник… Он уехал в Южный один.

Это классика. Так было всегда. Как подросшие молодые звери, подростки сбегают от родителей в загадочный мир. Так убегали мальчишки в Америку, начитавшись Майн Рида и Фенимора Купера. А другие начитались Санги и ушли «в Сахалин». Произошел выход подростка из бессмыслицы городской жизни, погружение в «таинственные страницы» гор и тайги юга острова. Именно из-за В.М. Санги остался на острове, потом 50 лет путешествовал по России и за рубежом, но всегда возвращался. Книга писателя буквально прикрепила к земле Сахалина.

Селение воинов

Вечером прилив наполнил воды залива, и Николай перевез нас. Пока медленно плыли, цепляя винтом мотора траву, я спросил, не родственник ли он Владимиру Михайловичу? Пасынок, бесхитростно ответил он. Предупредил, что две недели назад насчитал на косе 12 медведей, паслись на шикше.

Тент ставили уже по темноте, на песке берега. Неподалеку от лиственницы, сухой и корявой, с гнездом орлана в мертвых ветвях.

Поужинали яичницей, выпили за новый день, за завтрашнюю удачу. Есть связь, и мы уткнулись в смартфоны. Я в форум Сахкома, он поймал весточку от жены. Она за рулем, везет туристов по Америке. Побывали в поселке-музее старателей на серебряных рудниках 19 века, еще где-то. Очень интересно, пишет мужу: зря не поехал! Игорь не сдается: у нас тоже отлично!

Утром за завтраком сказал мне, что нынешний визит для него «ностальгический». 18 лет назад уже был в этих местах. С супругой, археологом Ольгой Шубиной. Есть что вспомнить, тогда было много находок. За год до их приезда в 1998 году пожар уничтожил растительность севера Арковской косы. Сгорел весь стланик-кустарник, сгорела трава и низкорослые лиственницы. Пожар словно раздел косу, до песка — и все людское, что копилось веками, все это оказалось на поверхности.

От палатки пошли на север Арковской косы, к проливу Клейе. Через час ходьбы уже видны домики на Чайвинской косе, они через пролив. Песчаные выдувы под ногами, как кратеры, ныряем по ним вверх-вниз, словно «генералы песчаных карьеров». Где почва — там ягода: почти спелая брусника, богатая россыпь спелой шикши. Вдруг вдали черный комок покатился по ветру.

— Медведь! — восклицает Игорь.

Давно я не видел скорость такую. Медведь убегал как кросс-мотоцикл, взлетая над стлаником и падая в ямы. Сфотать не успели. 10 секунд, и он выскочил на берег залива, заложил вираж на север, пропал из виду. Первый, подумал я. Осталось 11. Слева мыс Ангивагр, в переводе Пятка. Вот лодочный волок. Давным-давно последний нивх пересек здесь косу поперёк, протащил свою лодку-долбленку от залива до Пила-керкк (Охотское море). Где-то здесь было селение Вангркво, селение воинов.

Вот и первая находка. Игорь стоит перед кучей добра, говорит:

— Удивительно! Как с Ольгой не увидели?! Мы все здесь тогда исходили.

Обруч от бочки, воткнутая в землю пешня (ручка деревянная сгнила), ствол от ружья-курковки и кольцовка для вязки плотов (а нивхи привязывали собак). Время, словно квалифицированный музейщик, выложило предметы как готовую экспозицию. Оставляем все нетронутым, идем дальше.

— А! Круто! — кричит Игорь. — Володя, круть!

Что-то тянет из песка, чертыхается. Кирпич с клеймом. К сожалению, он расколот, тоже оставляем. Потом по очереди находим детали от японской чугунной печки, истлевший клинок меча, хорошо сохранившаяся медь от обшивки судна. (Эта медь везде на косе. Видимо, было кораблекрушение в 19 веке). Вот из песка выдуло чашку с нефтяной японской концессии, вот подвески на нивхский халат. Вот буквально изжеванная временем курительная трубка, 17 век.

Идем по квадратным ямам древних жилищ. Вышли на северо-восточную часть косы, здесь было стойбище орочей. Ям от них не остается, зимой и летом они жили в палатках. Желтая монета лежала на песке и блестела, как новенькая, отличный «сохран». Это «советы», 2 копейки, 1938 год.

Уже довольно долго ходили, искали. А вот что произошло дальше, в течение пяти секунд.

— Нет, Володь, — говорит Игорь. — Тогда находок было больше, намного больше. После пожара опять все заросло. А тогда мы с Ольгой…

Он делает шаг, он справа от меня. Поворачивает голову, смотрит мне под ноги. Я тоже делаю шаг, смотрю вперед на ягоду. Надо бы варенья наварить… Композицию из шикши и брусники, ни разу так не варил…

— Вау! — кричит он в это мгновенье. — Аще круть!!!

Я наклоняю голову. Рядом с правой ногой россыпь монет.

Игорь фотографирует их, потом собирает, чуть слышно говорит про себя:

— Ну, Ольга, ну, Америка… Вот, Володя! Только ради этого стоило ехать сюда из Южного!

Монеты так и лежали. Все 11 штук

Так я оказался свидетелем, как небо услышало археолога. Только пожаловался, что мало находок — мгновенно дало! Позже определитель сказал: это правители Китая, маньчжурская династия Цинь. Монеты все разные, с 1644 года примерно и до начала 18 века.

После этой находки мы расслабились. Небо дало, опять жаловаться, опять просить — это уже наглость, нельзя испытывать судьбу. Свернули к заливу и пошли назад, в палатку обедать.

На берегу следы медведя, который улепетывал от нас. Издали большой показался, а по следам килограммов 100, не больше. Здесь он не спешил, шагом шел. Вот он рысью бежал. А вот галоп — тот момент, когда выскочил на берег и скрылся от наших глаз.

После обеда пересекли косу поперек, как туристы гуляли по берегу моря, Игорь фотографировал. Простор и безлюдье. Мелководное море лижет огромные площади-пляжи.

Сейчас не верится, а в начале прошлого века залив Чайво был самым оживленным местом на восточных берегах Сахалина. В пролив Клейе входили немецкие пароходы и вывозили нефть в Китай. Гиляки на собаках и орочи на оленях нанимались в перевозчики грузов японских концессий. Даже таможенный пост был. А столетьями раньше здесь было Вангркво, город-крепость древних нивгун, так пишет В.М. Санги. Сейчас никого.

Разные народы веками-волнами накатывались на Арковскую косу — скатывались обратно в море истории. Нынче здесь только наши две одинокие души, да где-то в дюнах прячется маленький мишка. Кожей чувствую Вечное Время, песчинкой — себя. Ветер с юга несет мельчайший песок и заметает мой след, песок в барханы свивает.

И меня по ветряному свею,
По тому ль песку.
Поведут с веревкою на шее
Полюбить тоску.

Ночью на свет костра приплыл Николай, перевез нас обратно. Утром от Санги-во медленно выползли на федералку и помчались, помчались на юг по хорошей «хребтовой» дороге. Игорь соскучился по рулю, гонит под сотню. Машина зверь, водитель ас, погода — прогноз хороший, я всем доволен. Пошли девятые сутки нашего «исторического» путешествия.

По материалам ИА Sakh.com
(Продолжение в следующем номере)
«Сахалин P.S.» №16

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

27 марта 2020 Сахалин остается одним из 29 регионов России, где нет подтвержденных случаев коронавируса ...>> 27 марта 2020 Объемы экспорта леса и пиломатериалов с Дальнего Востока снизились в январе-феврале из-за коронавируса ...>> 27 марта 2020 Летать на Сахалин станут реже и с обязательным карантином после рейса ...>> 27 марта 2020 В аэропорту Хомутово совершил посадку борт компании Azur Air с отдыхающими из Таиланда ...>> 27 марта 2020 Тревога цунами снята на Северных Курилах, вблизи которых произошло сильное землетрясение ...>> 27 марта 2020 Дальний Восток получит более 1 млрд рублей на борьбу с коронавирусом ...>> 27 марта 2020 Три дополнительные лаборатории для диагностики коронавируса будут созданы в Приамурье ...>>

В мире

27 марта 2020 Президент Владимир Путин подписал указ, по которому все будние дни следующей недели - с 30 марта по 3 апреля - будут нерабочими ...>> 27 марта 2020 США вышли на первое место по числу заболевших коронавирусом ...>> 27 марта 2020 Путин разрешил кабмину замораживать цены на лекарства ...>> 27 марта 2020 Россия прекратит регулярное и чартерное авиасообщение с другими странами ...>> 17 марта 2020 Россия закрыла границу ...>> 8 марта 2020 МИД РФ об учениях: НАТО собирает у российской границы ударный кулак ...>> 8 марта 2020 Правительство Италии "закрыло" Ломбардию и еще 14 провинций из-за коронавируса ...>>