14 мая 2016

    Эксперимент в прибрежных водах

    Пора реформировать сложившуюся в 90-е годы систему прибрежного промысла

    > С. Морозов, фото из архива редакции
    Этот материал был опубликован на страницах ИА Sakh.com еще в апреле текущего года, но мы намерены его повторить, потому что проблема никуда не ушла, более того, она назрела накануне летней путины, а рассуждать об этом пока никто, кроме нашего коллеги, не спешит. С аналитикой в регионе вообще туго. В общем, слово автору.

    "И возрыдали сахалинцы — "на рыбе живем, а рыбы не видим"". Не всякую рыбу, конечно, хотели они лицезреть, а токмо лосось, икру лосося этого, да гребешок, да крабов и прочих гадов морских, которых по склонностям своим тоже к рыбам причисляли. И так долго рыдали они, и так безутешно, что явился Олег Кожемяко и возвестил — "Я дам вам доступную рыбу!"...

    Так, может быть, и напишут в грядущих летописях, а пока приходится рассказывать обо всем языком обыденным и скучным.

    Была ли проблема? Да, была, хотя и весьма преувеличенная.

    Был ли путь ее решения? Опять же да, и более того — в обществе по этому поводу даже складывался некий консенсус. Заключался он в возврате к советским порядкам. То есть увеличить штат рыбоохраны, которая бы гоняла по рекам браконьеров, а вдоль берега увеличить число удобных лицензионных участков, где любители могли бы выставлять в море свои сетки. И сердца бы успокоились.

    Этот вариант, пусть и с некоторым скрипом, готовы были принять и рыбопромышленники, которые нет-нет, да принимали браконьерскую рыбу и икру, и местные жители, которые нет-нет, а все же были не прочь побраконьерить и сами.

    Но, повторю, все принимали этот вариант как наиболее справедливый.

    И самое главное — он не требовал каких-то глобальных реформ и затрат.

    Но у нас решено пойти по другому пути, результаты движения по которому пока оценить трудно. Тот же проект "Доступная рыба" вылился в административное регулирование взаимоотношения рыбопромышленников и торговли. В принципе этот опыт, конечно, на всякий случай пригодится. Но стали ли от этого лучше жить сахалинцы, это большой вопрос. Статистика утверждает, что минтай подешевел. Но живем-то мы не статистикой и не минтаем...

    Вторая часть проекта по обеспечению населения "дешевой и доступной рыбой", именуемая в народе "три хвоста", была интереснее и понятнее.

    Взял себе в МФЦ путевку и отводи душу. Тут сразу видно, кто законопослушный рыбак, а кто браконьер. Аналогично и с талонами на продажу рыбы.

    Эту бы систему отшлифовать годик, привыкнуть к ней, поменять кое-какие нормативно-правовые акты, в частности, касающиеся торговли свежей рыбой и т. д., и все было бы замечательно.

    Но у нас — то ли от того, что все уже получилось, то ли, наоборот, от того, что ничего не получилось, — решили шагнуть дальше, много дальше и срочно ввести максимально либеральный режим для всего прибрежного рыболовства.

    Суть его такова: каждый желающий может купить лодку до 24 метров длиной с мотором неограниченной мощности, и опять же получив путевку или патент в МФЦ, в любое время выходить на ней в море, и в 6-мильной зоне в неограниченном количестве ловить незапрещенными орудиями лова незапрещенные к промыслу виды ВБР. А затем либо употреблять добытые десятки килограммов семейно, либо продавать самому, либо сдавать в магазины или на рыбоперерабатывающие предприятия.

    Идея, безусловно, красивая и заманчивая. И обосновывается совершенно логично: наше прибрежное рыболовство сосредоточилось исключительно на лососе. У берегов Сахалина и Курил ежегодно остаются невостребованными до 10-15 процентов водных биоресурсов, введенных в промысловый оборот, то есть 30-40 тысяч тонн трески, наваги, камбалы, морского окуня, кальмара и прочего. И если рыбопромышленники не хотят этим заниматься, пусть дело в свои руки берут активные граждане ко всеобщей выгоде: обеспечивают доходы себе и дешевую свежую рыбу другим.

    Далее, однако, начинаются, вопросы, множество вопросов, причем вопрос — "почему именно 6-мильная зона, а не 5- или 10-мильная зона?" является самым несущественным.

    Начнем, к примеру, с лодок — до 24 метров длиной и неограниченной мощностью двигателя. Укладывающаяся в эти нормы лодка типа "Нельма" с габаритом 21,9 метра вообще-то называется МРС-150 (проекты 1338K и 1338П).

    Это для примера того, что в гараже такую хранить не будешь. И отсюда уже начинает сыпаться целый вал проблем — нужны как минимум ковши — убежища, восстанавливать или строить которые никто не собирается, нужны причальные сооружения, слипы и эллинги, которые будут располагаться на чужих рыбопромысловых участках и землях лесного фонда, откуда их будет периодически убирать прокуратура, как это происходит сейчас с традиционными рыболовецкими станами. Большая лодка — это уже капитан, обязанный проходить военно-морскую подготовку и его команда. Это уже совершенно иные требования к плавсоставу, технике безопасности, средствам связи и спасения. Это затраты и еще раз затраты на оборудование и лицензирование. Это ликвидация запретов на выход в море в ночное время, обязательных разрешений погранслужбы на выход в море вообще. Это увеличение штатов аварийно-спасательных службы и расширение ее сети по всем районам, где есть рыбаки-любители.

    Все это требует изменения в десятках, если не сотнях, нормативно-правовых актов и мелких ведомственных инструкций, причем с обоснованиями необходимости этих изменений, а эта необходимость для чиновников совсем неочевидна....

    В принципе бюрократию в рыбной отрасли давно пора поприжать. И скажу более — уже, действительно, пора реформировать сложившуюся в 90-е годы систему прибрежного промысла с ее работающими два месяца в году рыбопромысловыми участками, на которых, однако, в другое время ничего делать нельзя. Конкретно — полностью убирать невода с полупустых по лососю районов, ставить только рыборазводные заводы и переходить здесь на американскую, то есть активную, систему морского промысла лосося.

    Собственно, предлагаемые нынешним руководством области инициативы подспудно на это и нацелены — мол, уважаемые рыбопромышленники, вы, конечно, можете держаться за свои невода, да вот только с одной стороны на ваши участки все упорнее наступает марикультура, а с другой — "любители" своими дрифтерами все равно на подходах весь лосось перехватят, так что возьмитесь за это дело сами...

    Ах, да, дрифтера запрещены! И вообще, как сообщают СМИ, губернатор "предостерег от возможных ошибок: недопустимы условия для возникновения браконьерства и перекупки рыбопродукции".

    Но все это вилами на воде писано. Что значит исключить условия для браконьерства? Кто будет проверять тысячи лодок в море? Кто сейчас снимает "любительские" дрифтера в Татарском проливе? И что значит исключить перекупщиков? А куда девать тогда уловы?

    В самом начале данной публикации утверждалось, что проблема "на рыбе живем, а рыбы не видим" весьма раздута. И это, действительно, так. Есть давно понятные всему миру цифры. Например, среднестатистический житель США употребляет 7 килограммов рыбы в год. Но мы на него равняться не будем и возьмем более близкую нам по духу Японию. Там — 29 килограммов рыбы и рыбопродукции в год на душу населения. А мы будем употреблять 30 килограммов! И в общей сумме это даст 15 тысяч тонн ВБР. Больше Сахалин попросту не съест. А ежегодно у нас добывается 600-700 тысяч тонн. И еще обещают прибавку в 40 тысяч тонн. Естественно, все это должно пойти на вывоз — иначе зачем? А коли так, то должны работать и специализированные посреднические структуры, именуемые "перекупщиками".

    Поэтому разговоры об их устранении — это игра на публику.

    А что касается возможного перелова, то тут вообще причин для паники нет. При полной либерализации промысла он, безусловно, будет. И ресурсы подорвут, конечно. Но это будут проблемы самих "подрывателей". Им тогда останется возить на своих лодках туристов, которые, как обещают, вскоре валом повалят на Сахалин.

    Повторюсь, автор считает реформы в отрасли необходимыми. Но — продуманные реформы. А у нас: "Губернатор поручил в недельный (!) срок выработать предложения по созданию новой схемы регулирования добычи в прибрежной зоне".

    Стоит напомнить, что первый секретарь обкома КПСС Павел Артемович Леонов начал реформы в Сахалинской области только через три года после того, как ее возглавил, и только после того, как "Группа экономистов Центрального экономического научно-исследовательского института Госплана РСФСР и Сахалинского комплексного научно-исследовательского института СО АН СССР при участии работников партийно-советских и хозяйственных органов области, проведя большую работу, разработала "Гипотезу развития производительных сил Сахалинского экономического административного района в генеральной перспективе".

    Подчеркну — гипотезу. Которую еще надо было проверять на практике, и в ходе проверки далеко не все подтвердилось.

    А вот у нас уже и так все ясно: "Для нас очень важно, чтобы в прибрежный промысел могли включиться жители рыбацких поселков и других населенных пунктов, где есть проблемы с занятостью, — отметил Кожемяко. — Сейчас прорабатываем механизмы поддержки для тех, кто захочет приобрести в лизинг суда и лодки для прибрежного лова. Возможно, будем субсидировать процентную ставку по кредитам на приобретение плавсредств, снастей и другого необходимого оборудования..."

    Да, уже побежали, побежали "тысячи курьеров". А все потому, что "инициативу губернатора Олега Кожемяко на встрече в Москве поддержал президент РФ Владимир Путин. А уже на Сахалине глава региона провел рабочее совещание по реализации экспериментального для всей России проекта".

    Ключевое слово тут — эксперимент. То, что Сахалинская область выбрана площадкой для проведения некоторых экспериментов в разных сферах, стало понятно уже практически сразу.

    Что тут скажешь. Эксперимент — это всегда интересно. Правда, для экспериментатора, а не для подопытного кролика. И, может быть, не в такой и без того напряженной отрасли, как прибрежное рыболовство.

    Впрочем, посмотрим. Тем более, что "в ходе встречи губернатора Олега Кожемяко с заместителем министра сельского хозяйства Российской Федерации — руководителем Федерального агентства по рыболовству Ильей Шестаковым" последний предложил "в дальнейшем обсудить вопрос о создании рабочей группы в рамках подкомиссии по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока при правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона".

    Уже одно название создаваемого рабочего органа звучит как-то успокоительно...

    НОВОСТИ

    Дальний Восток / Сахалин-Курилы

    12 декабря 2018 Валерий Лимаренко провел рабочие встречи с председателями правительства и думы Сахалинской области ...>> 12 декабря 2018 Глава Южно-Сахалинска вошел в список лучших мэров России ...>> 12 декабря 2018 Предложения Камчатки о совершенствовании северных льгот рассмотрели в Совете Федерации ...>> 12 декабря 2018 Кандидат глядит с плаката: претенденты на пост губернатора обещают приморцам закон, порядок и светлое будущее ...>> 12 декабря 2018 Владморрыбпорт за 11 месяцев перевалил рекордный за свою историю объем грузов - более 4,2 млн т ...>> 12 декабря 2018 Перенос дальневосточной столицы во Владивосток - имиджевая потеря для Хабаровска - спикер краевой думы ...>> 6 декабря 2018 Рыбацкими проблемами КМНС озаботились в Госдуме ...>>

    В мире

    12 декабря 2018 «Для нас важно качество надзорной деятельности» - Генпрокурор Юрий Чайка — о противодействии коррупции ...>> 12 декабря 2018 Дмитрий Медведев положился на сильную судейскую руку ...>> 12 декабря 2018 Почему пал главный бастион японского национализма ...>> 12 декабря 2018 Япония планирует переделать вертолетоносцы в авианосцы ...>> 6 декабря 2018 Сбербанк ограничил переводы средств по номеру телефона ...>> 6 декабря 2018 В Китай стало поступать меньше российских уловов ...>> 3 декабря 2018 Под Находкой держат 11 косаток и 90 белух — вероятно, для продажи в Китай. Зоозащитники уверены — это незаконно ...>>
    comments powered by HyperComments