15 сентября 2020

Знающий историю не суетится

Посвящается памяти педагога и краеведа Александра Челнокова

> Елена Герцен

Он был руководителем детских туристических групп, организовывал слеты, учил детей географии, астрономии, геологии и просто жизни. В июле 2020-го Александр Челноков ушел из жизни, в 59 лет. Это интервью без купюр с методистом центра детско-юношеского туризма в Южно-Сахалинске Александром Челноковым было записано и опубликовано в 2018-м, но свежо настолько, словно состоялось вчера. Для нас, журналистов, это редкие люди-маяки, встречи с которыми помогают не сбиться с верного курса.

Наше досье

А. С. Челноков был руководителем молодежного поискового объединения «Франтирер». выдающимся знатоком Первой и Второй мировых войн, написал множество научных публикаций, которые вошли в региональные краеведческие сборники.

В 1991-м пришел работать педагогом дополнительного образования в центр детского туризма (в ту пору «Сахалинская областная станция юных туристов»), но заниматься экспедиционной работой начал раньше, организовав студенческий отряд «Поиск» при ЮСГПИ. Фактически в одиночку развернул работу военно-археологической детско-юношеской экспедиции. Силами молодежных поисковых отрядов «Виктория», «Ника», «Форпост», учебного отряда «Франтирер» и других велась разведка и описание мест боев, проходивших на Южном Сахалине в годы Русско-японской войны 1904-1905 годов, Советско-японской войны августа 1945 года, событий холодной войны. Делом жизни стало обнаружение, изучение и паспортизация места последнего боя 2-го партизанского отряда под командованием штабс-капитана Гротто-Слепиковского. Благодаря Челнокову на месте последнего боя отряда проведено братское захоронение останков русских воинов и установлен памятный крест.

***

К сожалению, у людей все меньше времени остается на то, чтобы терпеливо выслушивать друг друга. Журналисты научились говорить «только по существу», читатели — читать по диагонали и «держать в кармане нож» в виде готовых обратных аргументов. А ведь главное — детали. На них должна опираться любая стратегия. Главная «деталь» этой темы: привычки родом из советского детства. С туристом из прошлого у нас сейчас много общего — границы закрыты, денег на отели и перелеты нет. На новой волне развития местного туризма полезно возвратиться к истокам.

— Александр Сергеевич, центр детского туризма в Южно-Сахалинске имеет богатую историю, вспомним ее основные этапы?

— В 1956 году руководством областного управления образования было принято решение о создании детско-юношеской экскурсионно-туристской станции, затем последовали распоряжения о передаче столов, шкафов и стульев — у центра появилось свое имущество, а в 1957-м уже заработали первые детские лагеря, на острове стал массово развиваться пешеходный туризм. И как итог — в 90-е годы в период летних каникул тысячи школьников ходили в походы по Сахалинской области, участвовали в федеральном движении краеведов и работе детско-юношеской геологической партии.

— Плюс на «Горном воздухе» действовала шикарная база, тысячи гостей приезжали в поисках познавательного туризма…

— Это была база отдыха профсоюзов, к концу 80-х в Сахалинской области действовала целая система обучения туризму, методического сопровождения, отдыха и оздоровления. Все это финансировалось государством и профсоюзами.

— С какого момента начался развал старой системы?

— В 1956 году Хрущев и иже с ним заменили полевые практики естественнонаучного цикла так называемой трудовой практикой. То есть школы получили большое количество бесплатной, дармовой рабочей силы, полагая, что народ будет работать в колхозах, что от этого у колхозников появятся либо лишние деньги, либо лишнее время. Но в финале не получилось ни того, ни другого.

А школьные полевые практики сделали необязательными, основанными на энтузиазме педагогов — без денег, без транспортного сопровождения, без элементарного снаряжения. Однако в системе дополнительного образования этого не произошло — здесь полевые практики продолжали оставаться ключевым звеном краеведческой работы в полевых условиях по самой разнообразной тематике.

Экскурсия ДК «Аэлита». Позиция 2-го партизанского отряда. 1992 год

Охотбаза «Свободное». Участники экспедиции. Июль 1992 года

И какое-то время, пока поддерживали примыкающую к школе инфраструктуру — географические, астрономические площадки, геоботанические площадки, теплицы, посадки плодовых кустарников и деревьев, — это как-то двигалось. Потом требования к примыкающей инфраструктуре стали ослабевать, и уже в конце 60-х — начале 70-х, как правило, это не использовалось.

К сожалению, в 90-е годы из школы вывели и такой предмет как астрономия (как мировоззренческую дисциплину). В 1998 год наши ребята, попытавшиеся сдать экзамен по астрономии, вызвали настоящий переполох среди учительского сообщества. С большим трудом удалось найти компетентных экзаменаторов, сумевших принять экзамен у расчетов ТАЛ «Алькор», работавших на ледовой обсерватории на озере Тунайча. Потом началось пике ЕГЭ… И на этом все.

По сути, мы имеем сегодня систему, которая деградирует с 1956 года. И когда слышишь вопль, что школу нужно спасать, подтягивать, то хочется сказать: школу нужно не подтягивать, а восстанавливать.

***

— В наших условиях что предполагает образование в сфере туризма?

— Подготовку горного стрелка или егеря, способного к тому же генерировать тактические решения. Вы наверняка присутствовали когда-нибудь на соревнованиях по спортивному туризму. Это преодоление болота по кочкам, когда ребенок учится форсировать труднопроходимую местность.

Во-вторых, преодоление двух или трех переправ. По бревну, по канату, в обвязке со страховой системой. Это правильный подъем и спуск по склону. Есть целый набор средств, с помощью которых оборудуется его маршрут, у ребенка есть выбор тактического хода, при помощи которого преодолевается то или иное препятствие.

Часть соревнований посвящена работе с картой, и не просто ориентированию по карте, но и восстановлению реквизитов, если карта частично утрачена, например, могла обгореть. Определение высоты, толщины дерева, проходимости леса, типа растительной ассоциации…

— А разве в школе за 10 лет этому не научат?

— Не научат. Для того чтобы ребята все это усвоили, они должны отработать это на практике и быть объединены в группы численностью от 6 до 12 человек, а в классе — значительно больше. Теоретически усвоить можно, но отработать практические действия — нет.

Тем более что отработка ряда элементов осуществляется индивидуально.

Все препятствия на туристском маршруте носят региональную специфику (например, форсирование прижима на клифовом побережье невозможно на равнинной реке), детский туризм — это полная адаптация к местным условиям. Условно говоря, это ребенок, который сам знает, как одеваться, какую обувь использовать, какое лекарство и от чего ему помогает. Он определяет азимут, работает с геодезийными приборами, определяет время по солнцу и компасу. И, конечно же, умеет принимать тактические решения в пределах своей компетенции.

— Но это уже не ребенок, а почти готовый солдат!

— Да, это была неявная система подготовки к армии — без помпы, без построения, без «пузырей». Не учили копать окоп, не учили стрелять, но учили выживать на местности. Через фактический установочный курс спортивного туризма, пешеходного, горного формировались навыки работы, в том числе на пересеченной и труднопроходимой местности. Причем самым главным препятствием у туристов всегда являлось расстояние с набором препятствий.

И краеведение — это система адаптации и подготовки к действиям в конкретной группе природных ландшафтов, в том числе не только территориальных, но и аквальных. С грамотным использованием возобновляемых ресурсов. И, если уж рассматривать высший пилотаж краеведения, то с проведением полевых исследований.

В свое время на этот вопрос обратил внимание даже Антон Павлович Чехов. Есть упоминание факта, когда ему поднесли каравай хлеба, а он знал, что в этом селении буквально недавно несколько человек умерли от голода. Причем во время нереста горбуши. То есть рыба, которая в реке шла в это время, ссыльными как пища не воспринималась. Не были у них сформированы и навыки лова, да и сети отсутствовали. Поскольку отбывало наказание на сахалинской каторге по преимуществу городское население. Поэтому адаптация — это аспект прибывшего населения. К сожалению, история Сахалина и Курильских островов — это история растягивания такой адаптации населения. И не только населения. Например, у нас произвольно записали в деликатесы массовые виды лососевых. И записали их в деликатесы люди с континентальным мышлением, сформированным на плоских водоразделах Русской равнины. Поэтому нас уже не удивляет отсутствие промысловых лодок в наших прибрежных селах….

Еще один фактор — патриотическое воспитание. К 90-му году патриотическим образованием и воспитанием в силу ряда обстоятельств никто не занимался. Специалисты были, мягко говоря, дезориентированы. Но тем не менее уже в 2005 году премьер-министр Фрадков подписал программу патриотического воспитания граждан РФ, в которой, помимо откровенно дурацкого целеполагания («воспитание толерантности», а, как известно, стопроцентной толерантностью отличается только покойник), имелось и несколько здравых мыслей. В том числе о необходимости подготовки специалистов в области патриотического воспитания. Пошло следующее десятилетие, были приняты майские указы президента 2012 года, нас даже закрыть пытались. Но муниципалитет проявил отчаянную смелость, действуя вопреки оным указам…

И случились некие события, по факту которых кто-то ушел на пенсию, кто-то купил домик в Сочи, а кого-то аж в Сан-Франциско занесло… В общем, на Сахалине вопросом подготовки специалистов в области патриотического воспитания никто серьезно не озаботился…Смеркалось…

— Была идеология, и было понимание, что национальная идея — это дети. Кажется, в последние годы мы постепенно пытаемся к этому вернуться?

— А может, только делаем вид? Латаем дыры — это да. Момент истины был обозначен первым лицом государства в 2012 году. Насколько сильна у нас федеральная власть, показало исполнение майских указов в регионах. Большую их часть чиновники просто проигнорировали. Как проигнорировали и указания министра образования России Ольги Васильевой, оказавшись не в состоянии написать школьный учебник астрономии.

Хотя у сахалинцев есть положительный опыт, когда учебник астрономии был написан за три с половиной месяца («Через тернии к звездам», сборник методических материалов по основам астрономии, 2016 год — прим. авт.). Участие в этом приняли Михаил Зацаринный (основатель экологического центра «Родник»), я и Саша Зацаринная. Подготовили нормальный талмуд, Миша его отпечатал, распространили, и сейчас это работает. Причем издание было ориентировано на практические наблюдения небесных тел и явлений.

Уроки в поле. Фото из архива Александра Челнокова

***

— С учениками вы говорите «на одном языке»? Вас понимают?

— Конечно. Они знают, как прорываться через череду поражений. Знают, что идея проходит три этапа: «Какая чушь!», «В этом что-то есть…» и «Как мы раньше жили без этого».

Никто ведь и предположить не мог, что в течение 19 лет группа детей и подростков во главе с сумасшедшим учителем завершат боевое разминирование, инвентаризацию, паспортизацию, подготовят документ для присвоения объекту историко-культурного наследия муниципального значения для позиции штабс-капитана Гротто-Слепиковского. Это все дети! Там не было ни копейки областных денег, и это был совершенно невозможный вариант — начинали ребята, а заканчивали уже их дети. На сегодня после выхода очередного номера «Вестника сахалинского музея» и сборника «Франтирер №5» общее количество статей, книг, очерков, заявленных докладов педагогов центра детского туризма и наших воспитанников достигло 288 наименований. И это не считая публикаций школьников на страницах наших изданий.

— Впечатляет!

— По факту работы детско-юношеской военно-археологической экспедиции была создана уникальная источниковая база, не имеющая аналогов для подразделений в звене «батальон — рота» (слепиковцы) в количестве 90 научных изданий. Это школьники, студенты и педагоги. Сейчас мы готовим паспортизацию пригоризонтной лунно-солнечной обсерватории в окрестностях села Сокол. С использованием современной и компактной геодезической и дальномерной техники. Изучать и использовать ее тоже будут школьники и педагоги центра при подготовке соревнований. И использовать на соревнованиях для высокоточных измерений. Да и паспортизированная обсерватория пригодится детским коллективам для инструментальных астрономических наблюдений.

— И где это все происходит? Какого возраста дети?

— Происходит в поле. Вышли, поставили палатку, и понеслось. Дети от 11 лет. Главное — тройной спальник и чувство плеча.

— При нашем климате ведь экспедиции возможны только летом?

— В условиях современного личного и группового снаряжения мы можем работать до начала декабря, а если с экстримом, то до первой декады января.

Было дело, утром просыпаюсь в палатке от того, что капает сверху, продираю зрячий глаз и вижу, висит сосулька, образовавшаяся от моего дыхания. Надо, думаю, перебираться к ребятам, потому что у них палатка стоит по уму — шатер, в нем палатка, а внутри нее греет газовый фонарь. Ребята там сидят в свитерах, значит, тепло. «За бортом» сначала шел дождь, потом посыпал снег, началась метель, все 24 удовольствия.

— Романтика…

— Никогда не был романтиком. Движущая сила — это научный либо научно-технический интерес…

Вы знаете, что такое конверсия? (Переориентация военной техники для гражданского использования). А реконверсия? Что, допустим, делает обыкновенный ребенок, когда приезжает с телескопом на пленэр? Ему предстоит разворачивать новую точку. Задача — совместить оптическую ось трубы и вот этого искателя. Он берет и совмещает при помощи вспомогательного устройства, называемого окуляр, и крутит винт руками, может отверточкой, все зависит от того, какое крепление.

Что делает товарищ прапорщик, когда ему надо установить прицел на старую добрую винтовку СВД или «мосинку», где нет крепления «ласточкин хвост»? А то же самое делает. Закрепил прицел и начинает сводить линию створа и линию этого «искателя».

Но почувствуйте разницу, 12-14-летний мальчишка и зрелый мужчина.

И теперь представьте, что произошло, когда от этих методик отказалось общее образование и его худо-бедно пришлось восстанавливать в системе образования дополнительного. Вот пример реконверсии, это не какая-то великая военная тайна, это работа детской головы, должным образом мотивированной, ориентированной и подготовленной.

Я могу считать себя победителем, если мальчишка-пятиклассник после работы с горным компасом кричит: «Я люблю этот компас!», а потом его классный руководитель говорит: «Александр Сергеевич, мне Витя выдал, что он будет участвовать в любом конкурсе, если в качестве приза ему будет горный компас».

Казалось бы, есть GPS, есть спутниковая навигация, но попробуйте пройти ущелье или теснину, и эта спутниковая навигация кончится тут же. И связи не будет.

— Что вы посоветуете папам и мамам, чьи дети не прошли школу туризма, но хотят осилить эту науку?

— Самый первый уровень — это умение использовать местные рекреационные ресурсы. С каждым годом, в связи со стоимостью билетов на материк для земляков, которые не являются вахтовиками-нефтяниками или мегаэффективными менеджерами, но отдыхать должны качественно, встает вопрос — где прогреть подрастающее поколение?

Для этого нужно знать, куда поехать, где безопасно искупаться и позагорать, порыбачить на удочку, чтобы не было проблем с законом, где собрать интересную коллекцию минералов и вообще насытить ткани кислородом, а не углекислотой. И если семья может позволить себе одну поездку на курорт, то выходные дни мы проводим либо у моря, либо на озерах, либо в тайге. Тут-то и нужны туристские навыки и бережное отношение к выбранному месту отдыха и оздоровления.

Второе — это выбор экипировки, что ты будешь носить каждый день. А для папы и мамы, которые прошли этот курс, они будут выбирать для своего ребенка оптимальную одежду в условиях ветров и повышенной влажности, чтобы избежать простудных заболеваний.

Третье, не менее интересный момент, это сбор дикоросов — того, что может дополнить продукцию, полученную на дачном участке. Крапива, белокопытник, папоротник, черемша, шиповник, актинидия и лимонник, по осени это лекарственные растения, например, корень кровохлебки, который снимает любое дикое расстройство желудка.

Важна и сама схема безопасности. Можно, например, пойти на ту или иную горку, а можно прокатиться вообще без горки — но нет никакой гарантии, что ты не врежешься головой в плиту под снегом и тебя не будут потом хоронить в шапочке. Есть очень печальные прецеденты. Иными словами, есть всякое время для отдыха. Время ходить в тайгу и время ходить в кино, поскольку твое место может быть опасным в это время года.

Есть и общее всеми любимое понятие туризма, когда человек организованно выезжает самолетом, поездом в теплые края и снимает с себя часть нагрузки. Но опять-таки возникает закономерный вопрос, какая доля населения может позволить себе такой отдых несколько раз в год?

— В Сети гуляют ролики, где старшеклассникам на улицах задают вопросы из школьной программы, а они не знают, кто такой маршал Жуков, кто написал «Капитанскую дочку»… Неужели у нас так критично с образованием?

— Честно? Хуже, чем там показывают. Идет упрощение системы знаний, умений и навыков. Потому что от системы навыков и умений отказались. Большинство современных учеников не умеют сами добывать знания, работать с источниками разного типа, все они аудиовизуалы.

Я все чаще сталкиваюсь с формулировкой «много буков», «надо писать покороче». На что следует мой ответ: не вижу никакого смысла работать на дурака, который не в состоянии осилить 12 страниц текста — для этого есть педагоги вспомогательной школы. Для олигофренов.

Создается впечатление, что мы отстроили систему, ориентированную на подготовку, условно говоря, дурака. Потому что это самый идеальный потребитель, это золотое дно. Он ведь будет отстегивать за собственную дурость репетитору, тому, кто будет ему пересказывать текст, который, по логике вещей, он может прочитать и усвоить сам. За то, что он недоучил, не дочитал и потому не может сформировать собственное критичное восприятие реальности и того продукта, который ему подсовывают.

Посмотрите на телевидение, чем нас там кормят? Может, просвещают в области каких-то наук? Но вот у меня на столе лежит стопка книг, которые сейчас придет и заберет ребенок домой для прочтения. Эффективность воспитания такого ученика будет на порядок выше, причем без вложений в репетиторов и тех, кто ему «дует в уши».

Но рыночная экономика сделала ставку именно на дурака. Более того, огромные усилия системой образования были приложены для того, чтобы сформировать у подростка клиповое мышление — неспособность усвоить большой объем информации.

Вспоминая себя, скажу, что я в 12 лет вырывался в библиотеку в воскресенье, чтобы читать фантастику, и вычитывал за раз до 360 страниц текста. И мне еще хотелось!

— И сегодня, как и в любое время, есть такие ребята. Смотришь, слушаешь их и радуешься.

— Есть. И нужно делать все возможное, чтобы их становилось больше. Если вы зайдете на доступные сегодня ресурсы «Литрес» и другие, можно найти шикарную подборку фантастики про попаданцев. И обратите внимание, там стоят ограничения +14, +16, +18… Авторы очень медленно подводят юных читателей к русскому космизму.

— Советуете больше читать фантастику?

— Да. Ведь читают в первую очередь кто? Мечтатели. Что сделали в прошлом веке товарищи Хрущев и Брежнев? Они взяли и украли у людей мечту, ограничив доступ читателя к фантастике. Для того, чтобы добраться до этих книг, ты должен был потратить большое количество часов.

Поэтому главная рекомендация — читайте фантастику, это развивает соображалку. Главная ошибка современной системы образования в том, что школьников ориентируют на «общеобразовательный уровень», и от этого они деградируют. Бетховен, например, не владел умножением, но он писал прекрасную музыку, речь об этом.

Способностью к абстрактному мышлению обладают процентов пять учащихся, с этими ребятами нужно заниматься отдельно. Основная же масса в классе обладает комбинированным мышлением — есть способность и к абстрагированию, и к образному восприятию предмета. И есть и те, кто обладает только конкретно-образным наглядным восприятием. Специалисты сейчас пытаются в этом разобраться, есть даже понятие «развитие деградации». Если человеку с развитой способностью к абстрагированию достаточно слова, то для другого нужен еще и рисунок. Но пока сделана ставка на единую аудиторию визуалов.

— Половину жизни вы работаете в системе образования, а если бы сложилось иначе, чем могли бы заняться?

— История не знает сослагательного наклонения. Две параллельные прямые не пересекаются, доказано Евклидом. Две параллельные прямые пересекаются, доказано Лобачевским. А между концепцией мира, построенной на концепции Евклида, и концепцией, которая будет построена на идеях ученых Лобачевского, Римана, философов Соловьева и Федорова, есть некий промежуток, в котором мы с вами имеем место пребывать — между созданием государственных, технологических и экономических структур, построенных на этих принципах. Мы сейчас находимся в некой промежуточной стадии создания новой системы образования, переосмысления. Мы всей страной оказались в ситуации, когда все, что умели и знали, в один момент потеряло всякий смысл. В этой ситуации руководство поисковой группой, потом отрядом, потом объединением было вполне приличным занятием для эпохи первоначального накопления капитала. — Ваши знания военной истории — откуда? Вы полиглот?

— Вовсе нет. Историей увлекаюсь с детства. Откуда детализация? Вот список литературы на иностранных языках. Источники нахожу в Интернете и изучаю. Заказываю книги. Читаю на американском английском, на британском английском и на немецком. Если поставлена задача, ее нужно решать. Своим ребятам я говорю, что если вы «рогом уперлись в стенку», переведите эту проблему в плоскость задачи, и сразу у вас отпадет, как хвост у ящерицы, целая куча вопросов. Вы начнете эту задачу решать, и ее решите.

— Оптимист!

— Не оптимист. У китайцев есть выражение: если вы долго будете сидеть на берегу реки, то мимо обязательно проплывет гроб вашего врага. Так вот, я не сидел на берегу реки, дожидаясь, когда мимо проплывут гробы с моими врагами.

— Потому что в это время занимались делом?

— Да, а потом узнал, что мои враги все умерли, у них хватило ума свернуть себе шею. Как сказано в «евангелие от митьков», «…не водитесь с лохами и мажорами, ибо они суетливы». Это к вопросу об оптимизме. Скорее, я реалист. Что с человеком ни делай, он упорно ползет на кладбище. Так вот задача у реалиста, чтобы он именно полз, а не скакал туда галопом.

— А мы сейчас, когда беседуем, ползем?

— Мы ползем, когда ничего не делаем. Спим, значит, восстанавливаем свой потенциал. Пришли домой и сидим читаем книги — учимся. Я, допустим, отложил свою «героическую» писанину, потому что нужно было вычитать фантастику, о чем рассказал выше. И, судя по вашей реакции, моя идея нашла отклик в вашем сердце. То есть, пока мы занимаемся делом, мы стоим на пути к кладбищу, но тянемся вверх.

— Не могу не спросить у историка, почему важно любить историю?

— Во-первых, история любит повторяться. В первый раз она повторяется в виде трагедий, второй раз в виде фарса. Во-вторых, если вы любите получать по лбу традиционно лежащими на вашем пути граблями, то никогда не учите историю. И в-третьих, история учит тому, что она ничему не учит.

Зная историю, мы можем избежать многих трагических ошибок. Не зная ее, виноват будет кто угодно, кроме нас самих. Знающий историю не суетится. Посмотри на одного персонажа, потом на другого, найди общее, найди различия, сведи факты и сделай собственные выводы.

— Авторитет педагога — это главное. У вас есть свой секрет общения с учениками?

— Секрет прост: преподаватель настолько хорош, насколько смог заинтересовать учеников и сохранить свой постоянный состав. И посмотрите фильм «Алые паруса» с Лановым и Вертинской. Там капитан Грей в самом конце дает очень правильный совет, что надо делать.

Публикуется в сокращении, полную версию интервью можно прочитать здесь.
«Сахалин P.S. » №17