2 сентября 2020

Сергей Поляков: наша работа – для настоящих мужиков

> Зоя Слежакова, Ноглики

В этом году в Сахалинской области произошло слияние министерств лесного и охотничьего хозяйства, природных ресурсов и охраны окружающей среды. Новый орган получил название министерства экологии.

Считается, что оно со свежими силами возьмется за борьбу с несанкционированными свалками, загрязнением атмосферного воздуха и питьевой воды в регионе. Хорошо, если так. Пока же подведомственные министерству учреждения работают по-старому. Забот хватает. О делах предприятия рассказывают директор Сергей Поляков и заместитель директора Сергей Мотин.

Наше досье

Директор ОАУ «Северное лесное хозяйство» С. А. Поляков.

Учился в Дальневосточной государственной морской академии имени Невельского. Работал в торговом флоте, в ФГУП «СахБАСУ», в ООО «Экошельф».

С 2002 по 2019-й занимал пост начальника участка производственно-технического обеспечения работ (в основном предприятие работает с компаниями «Эксон Нефтегаз Лимитед», «Сахалинская Энергия», занимается ликвидацией разливов нефти, обращением с отходами). В прошлом году, перейдя в лесхоз, Сергей Поляков круто сменил сферу деятельности, но характер ее остался прежним: забота об окружающей среде.

В ведении «Северного лесного хозяйства» находится таежная часть четырех районов – Ногликского, Охинского, Александровск-Сахалинского и Тымовского. Это огромная территория. Площадь одной только ногликской тайги превышает миллион гектаров. Очевидно, что чем больше богатство, тем сложнее его содержать. Однако справляется неплохо. Если поднять результаты прошлого года, не без гордости сообщает директор Сергей Поляков, видно, что государственные задания по лесокультурным посадкам, агроуходу предприятие выполнило на все 100 процентов. И в новый сезон напряженной работы оно вошло уверенно.

О восстановлении леса

Одна из самых важных экологических кампаний – посадка насаждений – начинается на севере острова ежегодно в конце мая – начале июня. Объемы задания по лесовосстановлению в 2020-м увеличились. Так, в одном Ногликском районе предстоит засадить целых 245 гектаров (на 23 га больше, чем в 2019-м). Еще 61 га идет в дополнение, если где-то молодые деревья из посадок прошлого года не прижились. Для выполнения этой задачи лесхоз, как обычно, нанимает сезонных работников. Возможно, многие помнят, как в прежние времена на посадки ездили школьники.

Сергей Мотин, который раньше возглавлял лесничество в Ныше, рассказывает, как в начале летних каникул сам набирал команду в два десятка человек. Половину коллектива составляли подростки. Работали парами. Взрослый шел впереди с мечом Колесова (узкая стальная лопата для посадки сеянцев) и пробивал в почве ямки. Школьник же устраивал в них по сеянцу.

Но со временем от работы с детьми отказались. Очень уж велики риски, говорит замдиректора, мало ли что может случиться в тайге. К тому же, согласно Трудовому кодексу РФ, несовершеннолетние должны трудиться не более четырех часов в день, а с такими ограничениями план никак не выполнить.

За несколько лет под руководством Сергея Мотина сформировалась устойчивая команда мужчин из Ныша. Да, признает Сергей Михайлович, в селе проблема с трудоустройством, половина его бригады – безработные, пробавляющиеся сезонными заработками. Но в тайге сельчане работают на совесть, слаженно и дружно. Хотя условия труда тяжелые (жить приходится в палатках, не выезжая из леса по две недели, работать от рассвета до заката, не покладая рук), никто из них не жалуется.

– С подростками командой в 60 человек мы засаживали по 17 гектар в день. Взрослым коллективом – а это всего 23 человека – успеваем сделать за это же время до 25 га, – говорит Сергей Михайлович. С сеянцами обращаются очень бережно, помня, что в каждом из них хранится жизнь. В лесопитомнике Смирныховского района растения выращивают из семян. Там они поднимаются три года прежде, чем направиться озеленять разные уголки региона. В Ногликах молодняк закладывают в ледник и при определенной температуре держат в своеобразном анабиозе перед тем, как отвезти в тайгу, на места старых горельников. При этом нужно следить, чтобы у саженцев не пересохли корешки, не лопнула почка, иначе все труды насмарку. Каждый сеянец нужно посадить аккуратно, чтобы прижился. А всего их – почти миллион штук!

Как сделать так, чтобы питомцы выросли высокими и стройными – тоже та еще наука, рассказывают работники «Северного лесного хозяйства». Нужно, чтобы расстояние между ними составляло сантиметров 80, не меньше. Иначе кроны сомкнутся, и все – деревья перейдут в разряд непродуктивных, экономически бесполезных. У лиственницы еще есть шансы вытянуться, а вот ель останется мелкой. Может десятилетия сидеть молодняком да так и не вырасти. Так что среди обязательных задач предприятия остаются такие мероприятия, как рубки ухода – прореживание насаждений, чтобы зеленая молодежь не сидела «в тесноте и обиде», а поднималась стройными рядами.

Этим летом в Ногликском районе планируется 130 га рубок ухода, в Тымовском и Александровск-Сахалинском – по 50 га.

По лесным дорогам

И о борьбе с огнем

Во всей этой сложной, затратной по деньгам и человеческим усилиям работе не возникло бы нужды, если б не самый страшный враг лесов – огонь.

Сергей Мотин, один из старейших работников лесной отрасли, вспоминает самые катастрофические пожары, терзавшие тайгу Ногликского района в последние десятилетия. Он участвовал в борьбе со стихией в 1998-м, когда горели леса вокруг Ныша, в 2008-м, когда в восходящем потоке раскаленного воздуха горящие ветки перелетали через реку Тымь и падали в огородах поселка Ноглики. А в 2003-м он возглавлял команду огнеборцев в битве за лес около села Ныш. 50 дней без перерыва длилась его смена, пока бригаде не удалось… не затушить, а лишь закольцевать, локализовать площадь возгорания.

Один из старейших работников лесной отрасли Ногликского района Сергей Мотин

– В прошлом году горела Австралия, эвкалиптовые леса. В стволах этих деревьев много эфирных масел, потому они так легко занимаются огнем, – объясняют директор и замдиректора. – У нас же моментально вспыхивают богатые смолой ели, пихта, лиственница. Поскольку тайга на севере Сахалина преимущественно хвойная, понятно, почему так быстро распространяется огонь, отчего его так сложно остановить.

В тушении таежных пожаров есть своя тактика. Совместно с сотрудниками ногликского лесничества специалисты «Северного лесного хозяйства» разработали план борьбы с возгораниями. Сюда входит все: местоположение всех водоемов (у нас 13 крупных, множество более мелких рек, ручьев, озер), противопожарных и других дорог, возвышенностей (от крутизны склонов также зависит скорость распространения огня) и многое другое.

Сначала в дело пускается бульдозер, который создает вокруг очагов минерализованную полосу, отрезая тем самым ход пламени. Пока техника на гусеничном ходу работает, часть бригады тушит, другие ищут находящиеся поблизости источники воды.

Непосредственно тушением занимается лесопожарная станция (ЛПС), которая входит в состав «Северного лесного хозяйства». Возглавляет службу Иван Бирюков. Под его началом трудятся четыре бойца-пожарных Евгений Капуза, Данил Быстрицкий, Егор Букатов и Александр Бурмистров, два бульдозериста, два тракториста.

Может показаться, что такого количества сотрудников для борьбы с «красным петухом» слишком мало, но руководство предприятия успокаивает: к тушению пожаров в тайге привлекаются арендаторы лесфонда ООО «Реверс» и «Набильская лесопромышленная компания». В случае ЧС задействуются другие службы, в том числе п/ч № 8 отряда ФПС, а также бойцы лесопожарных станций других районов Сахалинской области, добровольные пожарные дружины.

Лето прошлого года выдалось прохладное, с дождями. Так что в Ногликском районе не было ни одного серьезного пожара, лишь небольшое возгорание возле Ныша. Жители села погасили его своими силами. Но 2020-й не задался с самого начала, так что, возможно, придется нанимать сезонных пожарных.

Люди севера Сергей и Владимир Мотины

Теперь к хорошим новостям. В июле прошлого года началось возведение двухэтажного здания лесопожарной станции. На его территории будут обустроены склады для инвентаря и средств пожаротушения, гаражи, комнаты для персонала быстрого реагирования, душевые, раздевалки, комната приема пищи, водомерный узел и другие помещения.

– За лесопожарной станцией у нас закреплено 15 единиц техники. Это три трактора, три бульдозера, вахтовые машины для доставки персонала к месту пожара, тягач. Пока же весь спецтранспорт, оборудование содержатся под открытым небом, разрозненно. Это очень неудобно, учитывая наши погодные условия, – комментирует Сергей Поляков. – Так что строительство нового здания лесопожарной станции просто необходимо, оно идет по графику, объект будет готов в 2021 году.

По материалам газеты «Знамя труда»
Фото Александра Колесникова