30 августа 2019

Аэропорт

Взлетные и посадочные огни Андрея Кулигина

> Елена Герцен

Точно рассчитанный взлет, уверенная посадка, ответственность за каждый шаг и желательно крепкие нервы, вот что главное в авиации. А самое ценное — окружающие тебя, проверенные в работе люди. О дороге в профессию, родном предприятии, которому отдано ни много ни мало — 40 лет жизни, мы поговорили с заместителем генерального директора АО «Аэропорт Южно-Сахалинск» по безопасности полетов и качеству Андреем Кулигиным, улыбчивым и очень позитивным человеком.

Дорога в небо

В день назначенной встречи, как назло, пошел дождь (хорошо, что не снег), словно напоминая, что аэропорт Южно-Сахалинска — один из самых экстремальных в стране по метеоусловиям.

В сентябре главному авиапредприятию Сахалинской области исполнится 74. За эти годы руководством было предпринято немало решительных действий по модернизации предприятия, и по-прежнему это одна из горячих тем в новостной повестке. Свою трудовую деятельность Андрей Кулигин начал в 1980-м, 39 лет назад. Прошел путь от авиатехника до высшего звена управления. В 2013 году возглавил новую структуру – инспекцию по безопасности полетов, а в 2016 продолжил курировать направление уже на посту заместителя генерального директора аэропорта.

Вообще-то в детстве он мечтал стать офицером-пограничником (родился в 1960 году в селе Кошевое Смирныховского района). Но, повзрослев, заболел небом и после школы уехал поступать в летное училище. Медкомиссия тогда нашла проблемы со зрением, и мечту о полетах пришлось отложить на потом. В итоге закончил с отличием Троицкое авиационное техническое училище в Челябинской области, получив диплом техника-механика по эксплуатации воздушных судов.

Вопроса, в каком регионе работать, не стояло – очень хотелось домой, делится воспоминаниями собеседник. В родном аэропорту начинал работу авиатехником.

– Мы пришли в аэропорт вместе с моим товарищем Юрой Киселевым, вместе учились, были в одном взводе и в одной роте. Пришли совсем «зелеными», а в тот момент стояла задача — успешно пройти трехмесячную стажировку и закрепиться на предприятии. Помню своего первого бригадира, орденоносца Ахмеда Давледжановича Ахмеджанова, который взял нас под свое крыло. Уникальный был дядька, он и научил самому главному. Кстати, наша шестая комсомольско-молодежная бригада под его управлением, была одной из лучших бригад Дальневосточного управления. В то время это было модно — комсомольско-молодежные бригады. Благодаря хорошим наставникам, мы быстро втянулись в работу. Жили очень дружно, в обеденный перерыв галопом бежали в столовую, чтобы успеть поиграть в футбол или волейбол, вместе встречали праздники, выбирались на природу, — вспоминает Андрей Иванович.

Техником он проработал четыре года, влюбился в профессию и коллектив настолько, что была мысль посвятить этой работе всю дальнейшую жизнь. Но не тут-то было. Летчики из летного отряда его заприметили и пригласили летать.

— Все произошло очень быстро, я успешно прошел медкомиссию, поехал в Кировоград, в центр переподготовки при училище. И в 1984 году состоялся как бортмеханик, прибыл в родной авиаотряд, где все уже было знакомо. Попал во вторую эскадрилью. Первым моим командиром экипажа был Александр Сергеевич Швырев, спасибо ему огромное, что научил дотошности, вдумчивости в работе с документами, это был великолепный педагог. Помню, он неоднократно повторял, что в нашей работе мелочей быть не может, свои обязанности ты должен знать «от А до Я», хоть в три часа ночи тебя разбуди, должен «включить голову» и ответить на любой вопрос.

Вспомнил Андрей Кулигин и светлые времена работы в одном экипаже с нынешним директором авиакомпании «Аврора» Константином Сухоребриком. Летать выпало и с Сергеем Куропатко, ныне носящем звание заслуженного пилота России.

Начинал на АН-24 и АН-26, летали в Хабаровск, Владивосток, Оху, Зональное, на Курилы. А в начале 90-х (исторический период) посчастливилось стать членом первого экипажа, протоптавшего дорожку из Южно-Сахалинска в Анкоридж (Аляска).

— Всё тогда было в новинку и потому безумно интересно. Помню, прилетели в Анкоридж, первый заход на посадку, а вся полоса светится! Для нас это было в диковинку — «садиться на лампочки». А в 1991 году я переучился на ИЛ-76, работал в авиакомпании «САТ», затем старшим бортинженером в частной грузовой компании «Сахавиатранс». Пролетал там с 1991 по 2003 год, за эти годы увидел весь мир, не был только на Северном полюсе и в Австралии. Хотя, конечно, многие города удалось видеть лишь сверху да в окрестностях аэропорта, времени и возможностей для прогулок не было — прилетели, загрузились, и обратно. В 2003 году авиакомпания распалась, времена были тяжелые. Я пришел в «Сахалинские авиатрассы» на должность старшего бортмеханика грузовика АН-12, работал на шельфовых проектах. Летали в основном в Сеул, причем очень часто, этот город на какое-то время стал нашим вторым домом. Проработал там до 2013 года.

Техники-механики Андрей Кулигин и Юрий Киселев, 1981 год

В аэропорту Южно-Сахалинска, Ил-14, 1983 год

Андрей Кулигин (бортовой механик), Игорь Трифанов (штурман), Валерий Пак (командир воздушного судна), Виктор Каверин (второй пилот), 1989 год

Первый чартер в США (Анкоридж) на Ан-24 – Николай Жуйков (командир ВС), Михаил Саватеев (второй пилот), Василий Ильин (штурман), Андрей Кулигин (бортмеханик), 1991 год

Экипаж

Летчики, как правило, не любят говорить о трудностях «небесного» ремесла. Но ведь за 29 лётных лет и 15 тысяч лётных часов наверняка приходилось попадать в нестандартные ситуации?

– Мне посчастливилось летать с экипажами, в составе которых работали профессионалы с большой буквы, независимо от должности, радист ли это, штурман, инженер, пилот. Однажды в Южно-Сахалинске взлетали на ИЛ-76, шли на Новосибирск, но как только оторвались от земли, отказал первый двигатель. Ситуация экстремальная, переговоры… Конечно, пришлось возвращаться. Мы спокойно набрали безопасную высоту, выработали топливо и аккуратно сели.

Было и такое: высотная система (система жизнеобеспечения) отказала на высоте 7 тысяч, благо перелет был короткий (из Нижнего Новгорода в Москву). Удалось устранить неисправность и запустить систему. Но как это удалось, объяснить не смогу, хотя потом эту ситуацию прорабатывал в голове тысячу раз.

Интересная история, рассказывает Андрей Кулигин, случилась на Ан-12 в Сеуле на взлете. Набрали высоту 4200 километров, и в этот момент в кабине раздался хлопок, повис туман. «Свист стоит, ничего не видно. Начали экстренное снижение. Когда туман немного развеялся, увидели образовавшуюся над головой дыру – вылетело смотровое стекло». Дыру удалось закрыть подручными средствами, после чего, по словам рассказчика, командир экипажа Виктор Шишканов произнес: «А так намного уютнее». Такой выдержке позавидуешь.

– Никакой паники быть не должно, это закон. Но случалось в моей практике, когда даже в простой ситуации человек начинал дёргаться, нервничать, и это всегда настораживало. Отмечу, все зависит от командира экипажа. Если он спокоен, уверен, то и остальные уверенно делают свою работу.

Была ситуация, когда ИЛ-76 ночью шел на Владивосток и попал в грозу. Возможности развернуться и уйти на запасной аэродром, не попав в грозовое облако (а это по нашим правилам запрещено), не было. Оставалась одна дорога – длинная «труба», по которой и шли. Действительно было страшно, от сверкающей молнии светло, как днем. Командир Сергей Крысов тогда абсолютно спокойно рассудил: ну и пусть гремит, пусть сверкает, главное, самолет летит ровно, все системы работают. Время рассчитали до доли секунды, штурман предупредил, что как только коснемся колесами земли, нас накроет гроза. Так и случилось. Лишь приземлились, было ощущение, что кто-то ударил по самолету огромной кувалдой. Мы, экипаж, справились, потому что все были его единым целым.

Таких историй у Андрея Кулигина за плечами немало, есть что вспомнить при встрече с друзьями-авиаторами. Мы долго говорим о самолетах, новых странах, городах, часовых поясах и о чувстве свободы там, за облаками. Но настал в его жизни момент, когда по состоянию здоровья и посовещавшись с женой Евгенией (кстати, в прошлом бортпроводницей), было принято непростое решение перейти работать в наземную службу.

Служба безопасности полетов

Задача службы – ограничивать факторы риска до того, как они приведут к авиационным происшествиям или инцидентам, путем эффективного управления этими факторами. Существует свод четких правил (инструкции, директивы и т. д.), за исполнением которых необходим строгий контроль и надзор. Потому что в авиации, по словам Андрея Кулигина, «всё написано кровью».

– В 2013 году Никита Сергеевич Полонский предложил мне поработать на благо аэропорта, принять руководство новой структурой – инспекцией по безопасности полетов. Опыт уже был, что это за служба, я хорошо понимал, – рассказывает Кулигин. – Но требовался новый подход. Раньше все боялись инспектора, видели в нем «человека с кнутом», который указывал пальцем, где плохо, но его не волновало, почему плохо. Я же был категорически против такого подхода. Инспектор это, в первую очередь, соратник, помощник в любых вопросах безопасности. Сам приучался и других к этому приучал: если видишь какой-то недостаток, чью-то недоработку или ошибку, попробуй спрогнозировать, почему это происходит. Ведь раз ты сегодня что-то пропустил, то нет гарантии, что и завтра, в другом месте, не пропустишь. Задача – докопаться до истины и подсказать.

Помимо инспекции, в подчинении Андрея Кулигина – еще ряд структурных подразделений: отдел наземного штурманского аэронавигационного обеспечения полетов, отдел качества и сертификации и служба охраны труда, экологии и промышленной безопасности.

Главный принцип в работе – системный подход. Сотрудники всех служб работают на общее благо предприятия, разъясняет Кулигин, и ни у кого не должно быть заносчивости, возвышения над другими сотрудниками, даже если ты более опытен, чем кто-то из коллег.

Простой пример зоны ответственности. На аэродроме существует разметка, по которой рулят самолеты, следуя строго определенным маршрутом. Разметка время от времени стирается, размывается. Но кому-то, стоящему на земле, так не кажется…

– Но, поверьте мне, из кабины самолета взлетная полоса с разметкой воспринимается совершенно по-другому. Сегодня наш аэродром – это качественная разметка согласно международным стандартам, и авиакомпании высказывают за это слова благодарности. Второе, на сегодняшний день, благодаря нашему знаменитому орнитологу Сталию Коняшову, решен вопрос орнитологической безопасности полетов, уже три года нет ни одного случая столкновения самолетов с птицами на нашем аэродроме.

Пересмотрели мы и схему размещения воздушных судов на перроне, что в значительной степени снижает риск повреждения ВС при рулении на земле.

В зимний период уже три года мы широко применяем химические реагенты, и это дало свои результаты: ни одного закрытия аэропорта по причине обледенения полосы. Плюс установлена электронная система раннего предупреждения обледенения ВПП, которая анализирует погодные условия, и если есть тенденция к образованию льда, система выдает об этом сигнал.

Я скажу так, нулевой безопасности в авиации по определению быть не может, если только полностью прекратить полеты и закрыть аэропорт. Пока выполняются полеты – происходят какие-то авиационные события. Наша задача, повторю, не сидеть и не ждать, когда что-то случится, а прогнозировать, предугадывать, идти на два шага вперед. Как это работает? Есть определенные методики, через потоки информации, которые к нам стекаются, анализируем ситуацию и строим модель предполагаемого события, просчитываем риски. Задача руководства –создать максимально комфортные условия для работы авиаперевозчиков и пассажиров, – подводит итог большого разговора Андрей Кулигин.

Сотрудники координационно-диспетчерского центра аэропорта (КДЦА): Юрий Гладков (начальник смены), Андрей Кулигин (зам. ген. директора аэропорта по безопасности полетов), Валерий Кичуткин (диспетчер), Дмитрий Плечиков (супервайзер)

Рабочее совещание: Андрей Кулигин, Сталий Коняшов, Евгения Романова

Вячеслав Горбунов, Роман Мозжаев, Андрей Кулигин, Татьяна Левина, Валерий Терентьев, Валентин Ямчук

Руководящий состав АО «Аэропорт Южно‐Сахалинск» – Олег Лемайкин, Александр Наймушин, Никита Полонский, Андрей Кулигин, Андрей Сокол, Шахабас Давудов, Алексей Глауб, Марк Сахно, Марина Суетинова, Анжела Кучерявая, Татьяна Самсонова, Наталья Селютина, Виктория Бердник, Евгения Романова

И напоследок…

– Андрей Иванович, признайтесь, хоть раз пожалели, что выбрали авиацию?

– Никогда. Если бы можно было отмотать годы назад, попробовал бы стать пилотом. В свое время коллеги по экипажу говорили: «Из тебя, Андрей, получился бы классный пилот, с тобой в полете, как за каменной стеной». Это самые дорогие мои воспоминания.

– Часто летали на Курилы? Говорят, сверху они невероятно красивые.

– Летали постоянно. Все региональные дороги знаю наизусть. Красивые ли наши острова? Вся земля сверху одинаково красива. У нас это красота моря, а когда летишь над Волгой, над Енисеем, над огромными озерами – другая красота. Россия называется.

– Да, Волга четко просматривается, а Курилы – это вечный туман…

– Про туман есть авиационная байка от человека-легенды гражданской авиации, заслуженного бортрадиста Ольги Ивановны Захорюженко. Уникальная сотрудница, ей не хватило часов триста, чтобы побить мировой рекорд «женщина в воздухе как член экипажа». Так вот, летят они на ИЛ-14 в районе Кунашира, заходят на посадку в аэропорт Менделеево, погода плохая, долго крутятся вокруг. И вдруг Ольга Ивановна по СПУ (самолетное переговорное устройство) удивленно сообщает: «Уж сколько летаю, но в первый раз вижу на Курилах железную дорогу». Оказалось, что крутятся они над Немуро или где-то в том районе. Эту историю все пилоты рассказывают.

– Если не секрет, почему покидаете Сахалин?

– Все коллеги об этом спрашивают, и вы туда же. А я им отвечаю, ребята, я же не в космос улетаю, всегда на связи, дорогу на Сахалин знаю, здесь остаются родные и друзья. В моей жизни настал светлый момент – родилась внучка, мы с женой к ней и летим, это главное на сегодня.

– Есть ли мечта, которую вам не удалось осуществить за годы работы в службе безопасности полетов?

– Есть мечта увеличить коллектив, создать в нашей службе еще и аналитическую группу. Чтобы полевой инспектор занимался аэродромом, а аналитическая группа думала и просчитывала все риски. Никакие катастрофы не возникают внезапно, это ведь где-то копится, недосматривается, и потом «выстреливает». В авиации есть такое правило «1/600», то есть 600 мелких недостатков рано или поздно приведут к одной катастрофе. Немаловажный элемент развития системы – это внедрение культуры безопасности в целом. Звучит банально, но когда я предлагаю сотрудникам представить, что в самолете, который мы выпускаем в полет, могут быть наши друзья, родители, дети, близкие, знакомые… отношение к «мелочам» меняется. Это не прихоть, а современные реалии. С вводом нового аэровокзала появятся новые горячие точки, будет больше потоков информации, придут более современные технологии…

– Мечта осуществима, ведь аэропорт шагает в будущее!

– Еще как шагает. Даже на больших российских экономических форумах участники отмечают, что аэропорт Южно-Сахалинска заметно подтянулся по всем направлениям, соответствует требованиям международного аэропорта и активно развивается. Это общая заслуга нашего коллектива, которому я безмерно благодарен. Когда есть большое желание работать – есть и результат. И то ли еще будет, главное – впереди.

P.S. Если хочешь построить корабль, говорил Экзюпери, надо заразить людей стремлением к бесконечному морю, и тогда они сами построят корабль. Все 40 лет работы в авиации Андрей Кулигин в числе других по крупицам строил нашу современность, целиком отдавая себя профессии и заслужив искреннее уважение коллег. Жаль, что дальнейшие события на предприятии будут происходить уже без его прямого участия – семья Кулигиных уезжает жить в Калининград. Теперь вся надежда на новую смену специалистов, о которых также легко можно будет сказать: «Этот человек – на своем месте».

Фотограф Сергей Красноухов / "Сахалин P.S." №14

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

12 ноября 2019 Сахалинский минздрав завершил создание программы паллиативной помощи ...>> 12 ноября 2019 Поздний старт продаж билетов из Москвы может повлиять на количество туристов ...>> 12 ноября 2019 30 миллионов рублей на вторые "Дети Азии" Сахалинская область получит из федерального бюджета ...>> 12 ноября 2019 Камчатский вулкан Шивелуч выбросил десятикилометровый столб пепла ...>> 12 ноября 2019 Извержение Ключевского вулкана началось на Камчатке ...>> 12 ноября 2019 Всех животных из "китовой тюрьмы" в Приморье выпустили на свободу ...>> 12 ноября 2019 РусГидро планирует запуск Совгаванской ТЭЦ в 2020г, а не в 2019, как предполагалось ранее ...>>

В мире

12 ноября 2019 Путин и Си Цзиньпин запустят "Силу Сибири" в декабре ...>> 12 ноября 2019 Многодетным семьям одобрили две трети заявок на списание части ипотеки ...>> 20 октября 2019 В РПЦ назвали альтернативу смертной казни ...>> 20 октября 2019 Побит рекорд самого долгого в истории беспосадочного авиарейса ...>> 20 октября 2019 Российским журналистам показали заброшенную американскую базу в Сирии ...>> 20 октября 2019 Кусочек дальневосточной тайги появится в центре Москвы на время "Дней Дальнего Востока" ...>> 14 октября 2019 Режим "открытого неба" между Хабаровском и городами Японии введут в октябре ...>>