14 марта 2019

В начале пути

Хулиган с внешностью доброго сказочника, актёр Чехов-центра Илья Романов о жизни и пути в профессию

> Людмила Кан

Истинные сахалинские театралы сразу обратили внимание на этого долговязого новобранца с тонким интеллигентным лицом. Хотя Илью Романова трудно назвать премьером: главных ролей в его послужном списке пока немного. Надеемся, они впереди в судьбе молодого актёра. А пока предлагаем нестандартные ответы нашего гостя на стандартные вопросы журнала.

Илья Романов в роли Г. Х. Андерсена, сцена из спектакля «Сказки Андерсена» (режиссер-постановщик Александр Агеев, художник-постановщик Кирилл Пискунов), фото Чехов-центра

Наше досье
И. В. Романов родился в 1993 году в Усть-Илимске Иркутской области. В 2014-м окончил Иркутское театральное училище и был принят в труппу омского «Пятого театра». С августа 2015 года служит актёром Сахалинского Международного театрального центра им. А.П.Чехова.

Профессия на сопротивление

– Илья, меня всегда удивляет, как человек выбирает такую профессию, как ваша, потому что аплодисменты и цветы – только внешняя сторона. На самом деле это одна из самых, я бы сказала, страшных профессий. Есть потрясающий фильм польского режиссера Анджея Вайды «Всё на продажу» о природе кинематографа, но думаю, это можно распространить на все творческие профессии. Пафос фильма в том, что всё отдаётся на потребу публике – мысли, чувства, переживания. Вы выворачиваете себя наизнанку перед людьми, которых в принципе не знаете. Когда человек в молодом возрасте выбирает такую профессию, он знает, что это его ожидает?

– Я не так давно думал об этом. Мой путь в профессию начался с того, что в жизни меня, кроме самопознания, больше ничего не интересовало. Я сам по себе закрытый и неразговорчивый человек, неяркий… Короче, интроверт. И мне захотелось выбрать профессию, которая будет «в штыки» с моей сущностью, на сопротивление, если можно так сказать. Я пришёл к тому, что любое искусство – это акт самопознания, и в этом отношении мы очень близки к духовным людям, служащим в храмах.

– И как начался ваш путь к самопознанию?

– В 15 лет однажды я гулял в родном Усть-Илимске и встретил парня, которого не видел с детского сада. Мы разговорились, он рассказал, что учится на театральном отделении в нашей школе искусств. Его рассказ так меня увлёк, что вслед за ним стал ходить в школу искусств. Не могу не сказать пару слов о руководителях студии. Сергей Викторович Гейзель и Татьяна Михайловна Соболева, крепкие профессиональные актёры, специально приехали в маленький советский городок развивать театральную культуру. Сначала они поработали в школьных кружках, а потом им доверили театральное отделение в школе искусств. Правда, на них косились музыканты, хореографы, но они, наперекор всему, будучи сильными личностями, делали своё дело. Большинство наших студийцев поступали в Иркутское театральное училище, я не стал исключением. Правда, планировал поступать после 11 класса, но в десятом классе узнал, что в тот год курс будет набирать известный в местном театральном мире Александр Булдаков, уже на вступительных экзаменах стало известно о втором мастере – Валентине Зверовщикове.

– Родители не сопротивлялись?

– Отец сразу дал добро, хотя поворчал, что сейчас эти «творческие финтифлюшки» никому не нужны. Он сам по профессии электрик, родители оба работали на нашей знаменитой Усть-Илимской ГЭС, папа был машинистом и следил за гидроагрегатами.

Уроки альма-матер

– Истинные театралы уже оценили особенности выпускников Иркутского театрального, их отличает безупречная сценическая речь и движения. Скажите, вы в училище специально над этим работаете?

– Да, у нас очень хорошая, мощная школа. Педагоги уделяли и речи, и движению особое внимание, не делали нам никаких поблажек. Я сам многое упустил, был не слишком ретивым студентом. Если б не ленился и осознавал, насколько это важно – себя построить, результат был бы другим. Большинство однокурсников в силу возраста или жизненного опыта лучше меня понимали, куда пришли и зачем. Я же на тот момент этого не знал, занимался не очень усердно. В конце первого курса меня даже отчислили: поставили двойку по мастерству, потому что принёс недостаточно этюдов, занимался другими интересными вещами – пытался писать музыку и стихи.

Мне повезло, что последним экзаменом стояла сценическая речь, хотя обычно стоит мастерство. Готовили речевой спектакль по книге Рубена Гальего «Белое на чёрном», и там был отрывок, называется «Котлета». Так вот, я вложил в него всё, что мог, чтобы остаться в училище. С нашим курсом занимались двое мастеров. Александр Булдаков учил по классической схеме, а Валентин Зверовщиков бросал нас сразу в стихию реального театра. В результате, к выпуску мы были готовы к работе на сцене.

– За четыре сезона в Чехов-центре вашей самой удачной, с моей точки зрения, была роль сказочника в «Сказках Андерсена». Выбор вашим худруком Александром Агеевым актёра на роль главного героя был снайперским ударом. Насколько образ оказался вам близок?

– Знаете, роль сложилась неосознанно, интуитивно. Некоторые считают, что персонаж оказывает влияние на исполнителя, потому что актёр продолжительное время живёт образом мысли своего героя. Я бы очень хотел попробовать так пожить!

Для меня на сцене есть чёткая грань между персонажем и моим эго. Когда смотрю на людей, которые настолько погружаются в материал, в персонаж, что даже рождаются какие-то вещи, которые осознанно ты бы не сделал, ловлю себя на мысли, что хотел бы этому научиться. У меня же есть определенная грань: всегда играю, а не живу.

– Но это сущность вашей профессии…

– Да, но я сравнительно недавно понял, что было бы интересно так и пожить. Так сказать, на грани.

– Один актёр рассказывал, что, если в «Анне Карениной» для роли надо знать маршрут поезда, под который бросилась героиня, он это выяснит. В работе над «Андерсеном» что-то пришлось «копать»?

– Нет, я этим не занимаюсь, я нутром пытаюсь понять. Это не очень хорошо, надо в любом случае подробно знать «биографию роли». Мои знания об Андерсене среднестатистические – лишь то, что было в тексте пьесы. Хотя уже по материалам ощущалось, что это нестандартная личность. Я и сам немного нестандартный. Часто не вписываюсь в своё окружение. И понимаю, что, в сущности, очень одинок.

Я задумываюсь, почему у меня нет друзей, и откуда вообще они у людей берутся? До недавнего времени был уверен, что они мне не нужны. Но это не так, всем нужны друзья. И я смотрю на других, у которых есть дружная компания, и начинаю им завидовать. Хотя это и плохо. Возможно, у меня завышенные требования…

Заметки на полях
Почерк выпускников Иркутского театрального училища сахалинские поклонники Мельпомены знают. Именно из его стен вышли народный артист России Владимир Абашев, несколько сезонов отработал Василий Бабаев.

– А какими должны быть люди вашего ближнего круга?

– Сильнее, умнее, мудрее и добрее меня.

– Не боитесь остаться в компании классиков, ушедших в мир иной?

– Есть другой выход: учиться обращать внимание на достоинства людей, а не на их недостатки. Но при этом стремиться к совершенству в себе и в окружающем мире.

– Насколько, по-вашему, в профессии важен интеллектуальный и духовный бэкграунд личности? Именно благодаря ему можно бесконечно смотреть, как молчат на экране Тихонов или Броневой, а на сцене Евгений Миронов.

– Не думал об этом, но определенный багаж знаний должен быть. Хотя, с моей точки зрения, очень важна искренность. Случается, что актёр прекрасно играет свою роль, при этом не зная ничего ни о времени, ни о персонаже. Он просто нутром чувствует и попадает в десяточку, так бывает. Это свойственно не только нашей профессии, мир так устроен, что и при отсутствии интеллектуального багажа и совокупности знаний о мире можно попасть, что называется, в точку и поймать удачу. Но особенно это важно в творческих профессиях.

– Вы экспериментируете в работе, потому что в арсенале есть роли, противоположные вашей сущности? В «Хапуне» это тоже была роль на сопротивление?

– Да нет! Я и хулиганом бываю иногда, хотя выгляжу интеллигентно. Могу, например, стакан в баре разбить, после чего меня оттуда выгонят.

– Бунтарь?

– Отчасти, но, скорее, по своему устройству, я панк. Если себя направлю куда-то, то пойду до конца. Если «поставлю на хулиганство», то окажусь в тюрьме. Если на духовное воспитание, и буду читать книжки, то перечитаю все книги на свете и стану святым (смеётся).

– А есть любимые вещи, которые вы любите перечитывать?

– Кто-то сказал, что человек за всю жизнь может прочитать только три тысячи книг, поэтому стараюсь не возвращаться к знакомым вещам, а браться за новые. Хотя знакомые вещи с возрастом открываются по-новому.

Очень много книг, которые я не читал, а прочитать нужно обязательно. Из любимых это Джек Керуак и другие битники. К сожалению, до русской классики я просто ещё не дорос. Для её постижения необходимо умение глубоко мыслить. Вообще, с литературой у меня сложные отношения. Серьёзно начал читать только в училище благодаря Пелевину и его «Жёлтой стреле». Этот автор, по-моему, представляет вершину современного писательского искусства. Именно от него я пошёл к Набокову и дальше «в глубь веков».

С Ангары на Тихий океан

– На Сахалине вы живёте уже четвёртый год. Завязался ли роман с островом?

– Мне Холмск нравится, я бы там пожил. Там очень уютно. Как и мой родной Усть-Илимск, он очень романтичный. Моя малая родина напоминает английский провинциальный городок – маленькие дома, газончики, сам город стоит на Ангаре. В Холмске, правда, море, но можно тоже бесконечно смотреть на морские просторы и отдыхать душой.

Мы покатались с гастролями по Сахалину, но очень хотел бы ещё побывать в местах, где у острова-рыбы на карте располагаются два «плавничка». Удивительное ощущение – жить на острове, у него своя энергетика, которая рождается от чувства уединенности от всего мира. От этого и человеческая природа на острове другая. Даже при современном уровне науки вода и космос остаются во многом тайной.

И профессия моряка манит – это отдельная тема. На маленьком куске железа (по сравнению с безбрежными просторами океана) оказаться посреди моря, работать там – для этого нужно обладать немалой долей мужества. Видимо, мне нужно было уехать на остров, отгородиться от всех Татарским проливом и Тихим океаном, побыть наедине с собой, чтобы двигаться дальше.

Илья в спектакле «С тобой и без тебя» (режиссер-постановщик Марина Семенова, художник-постановщик Арсений Радьков), фото Чехов-центра

– Похоже, вы не поклонник мегаполисов?

– Сейчас уже поклонник. Раньше не думал об этом: было всё равно, где жить. Сейчас убедился, чтобы максимально продуктивно прожить жизнь, нужно на максимальных высотах и летать. Там все силы, все деньги, все энтузиасты. Мне кажется, что последние как-то механически скапливаются в крупных центрах страны. И там легче и быстрее реализовать любые идеи.

– В Чехов-центре реализовали проект «Классный театр», и вы в нём участвовали. Это дань усть-ильимскому прошлому?

– Ну, просто предложили… А вообще мне неинтересно учить других, поскольку я ещё сам многому не научился. Хотя у нас и была практика в училище, и я теоретически могу дополнительно вести кружки, но это меня не особо увлекает, зачем притворяться? Я ведь эгоцентрист, мне интереснее «про себя думать», нежели о других. Нет, учить других – очень хорошее дело. Но, считаю, сначала нужно самому подняться до следующего уровня.

– К этой вершине можно идти всю жизнь, а она будет уходить...

– Не соглашусь, ведь существует множество обратных примеров. Но даже если бы таких примеров и не было, расти и задавать более высокую планку совершенствованию вредным не будет.

– Андрей Тарковский случайно не входит в число ваших кумиров?

– Так не скажу, но он мне интересен. Стараюсь не создавать кумиров, а относиться к любому человеку как к равному себе.

– Вы не принимаете евангельское «самоуничижение паче гордости»?

– По-моему, каждый человек должен верить, что, если Тарковский снимает такие потрясающие картины, то и у него не может не получиться…

– Воодушевлять. Может, в этом и есть суть искусства, в том числе и театрального?

– Конечно. Не учить и воспитывать, а показать, что может быть – вот так! На каждый спектакль приходят по 500 человек, и мы берём мысль классика и закладываем её каждому зрителю в голову. И если хотя бы у 15 процентов она отложится и начнет взращиваться, уже прекрасно. Вот этим мы и занимаемся в театре.

– Насколько это зависит от актера?

– Он сам должен прожить с этими мыслями некоторое время, прежде чем передать зрителю. И мысли эти должны стать его мыслями, чтобы это искренне транслировалось.

– Какую часть суток вы отдаете профессии?

– Не меньше половины, это точно.

– А остальное время чем занято?

– Размышлениями, чтением. Убежден, что даже при наличии диплома об образовании человек не должен лежать на диване и считать себя венцом творенья. Нужно всю жизнь себя воспитывать, работать над собой, чтобы постичь, в том числе, и субстанции духовного порядка. Процесс этот не надо форсировать. А вообще, в жизни нелишне руководствоваться русской пословицей «Тише едешь – дальше будешь». Суета только мешает.

– А теперь вдруг родилось ощущение, что разговаривала с отшельником-старцем!

– Ну, попробую развеять это ощущение! Например, я люблю музыку и много её слушаю, и не только классическую. В моём плейлисте мирно соседствуют Шопен и XXXTantacion. Понятно, что не вся современная музыка достойна внимания, но, чтобы оценить её уровень, надо хотя бы за ней следить. Снобистское отношение к современной эстраде не совсем поддерживаю: к тестам, конечно, есть претензии, но в плане звучания всё устраивает. А когда заскучаю по родному городу, то слушаю песню Пахмутовой «Письмо на Усть-Илим».

«Сахалин P.S.» №12 (1)

НОВОСТИ

Дальний Восток / Сахалин-Курилы

12 ноября 2019 Сахалинский минздрав завершил создание программы паллиативной помощи ...>> 12 ноября 2019 Поздний старт продаж билетов из Москвы может повлиять на количество туристов ...>> 12 ноября 2019 30 миллионов рублей на вторые "Дети Азии" Сахалинская область получит из федерального бюджета ...>> 12 ноября 2019 Камчатский вулкан Шивелуч выбросил десятикилометровый столб пепла ...>> 12 ноября 2019 Извержение Ключевского вулкана началось на Камчатке ...>> 12 ноября 2019 Всех животных из "китовой тюрьмы" в Приморье выпустили на свободу ...>> 12 ноября 2019 РусГидро планирует запуск Совгаванской ТЭЦ в 2020г, а не в 2019, как предполагалось ранее ...>>

В мире

12 ноября 2019 Путин и Си Цзиньпин запустят "Силу Сибири" в декабре ...>> 12 ноября 2019 Многодетным семьям одобрили две трети заявок на списание части ипотеки ...>> 20 октября 2019 В РПЦ назвали альтернативу смертной казни ...>> 20 октября 2019 Побит рекорд самого долгого в истории беспосадочного авиарейса ...>> 20 октября 2019 Российским журналистам показали заброшенную американскую базу в Сирии ...>> 20 октября 2019 Кусочек дальневосточной тайги появится в центре Москвы на время "Дней Дальнего Востока" ...>> 14 октября 2019 Режим "открытого неба" между Хабаровском и городами Японии введут в октябре ...>>