lorem
10 сентября 2016

Неперспективные

> С. Морозов
На Сахалине предполагают ликвидировать более ста умирающих сел. С таким предложением еще в конце ноября выступило правительство Сахалинской области. Сегодня процесс тормозится в связи с отсутствием необходимой законодательной базы, но создана рабочая группа по данному вопросу. К числу малонаселенных относятся 107 пунктов, из них 32 совсем обезлюдели, еще в 32 селах проживают до 20 человек, в 19 поселениях проживают до 50 человек, в 24 - до 100 человек. О том, почему сообщение это задело многих, рассуждает корреспондент ИА Sakh.com С. Морозов.

Понятно, что задело оно чисто теоретически. Хотя бы потому, что конкретных планов еще нет, и реализовывать их никто пока не собирается.

Есть только попытка исследовать проблему, причем в ходе ее сразу же обозначилось - а на каком основании власть должна закрывать населенный пункт и переселять из него людей? А нет таких оснований. Во-первых, каждый живет там, где это не возбраняется законом, а во-вторых, бюджет не имеет права тратить деньги на жилье для граждан вне тех или иных целевых программ. Программы переселения из неперспективных сел нет, да и само понятие - "неперспективное село" - законодательно не определено. Депутатам областной думы только и было предложено, что подумать над этим.

Тем не менее, дискуссия разворачивается горячая. Не столько о судьбе какого-нибудь конкретного населенного пункта, например, Пильво, сколько "вообще".

Одни говорят, что "давно пора", другие - что "селом жива Россия", и села надо не закрывать, а развивать, иначе как мы поднимем наше сельское хозяйство? И вообще, мол, до чего довели страну!

Но автор сразу скажет, что с некоторыми оговорками ему ближе первая точка зрения. Данную проблему он поднимает уже не впервые: "Что же все-таки делать с нашими далекими селами, давно потерявшими и ресурсную базу, и "градообразующие предприятия", и вообще какие-либо предприятия, не считая небольшой "бюджетки"? Помнится, в бытность губернатора Ивана Малахова разрабатывалась по их судьбе какая-то программа, во всяком случае, звучало, что неперспективными определено около 60 населенных пунктов наших островов.

Сменивший его Александр Хорошавин, придя на эту должность, как-то признал, что пока еще в эту проблему не вникал». Ну, а теперь ему и вовсе не до нее.

Это было опубликовано пять лет назад.

Как сообщил на правительственном часе в областной думе министр строительства области Вадим Залозный, "к числу малонаселенных относятся 107 пунктов, где проживают, по предварительным оценкам, порядка тысячи семей. В 32 из них вообще нет жителей, еще в 32 проживают до 20 человек, в 19 - до 50 человек, в 24 - до 100 человек. Предполагается, что именно такие населенные пункты подпадут под действие нового закона. На переселение этих людей понадобится около 3 млрд. рублей".

Как свидетельствует "Общероссийский классификатор муниципальных образований", в Сахалинской области по состоянию на 2012 год (а поскольку ничего не менялось, то и на год нынешний) существует 242 населенных пункта: 15 городов, 5 поселков городского типа и 222 сельских населенных пункта (просто для интереса: код Южно-Сахалинска - 64701000001(8), а например, села Чир-Унвд - 64750000196(6)).

То есть, предполагается ликвидировать почти половину наших сел. Или, по крайней мере, большую часть этой половины.

И далее начинается чистое теоретизирование примерно такого вида: "Ломать, говорят, не строить. Что было при так нелюбимом «совке»? Села строились, обязательно в каждом был клуб, фельдшерский пункт, школа и даже детские сады. Ну, вот пришел весь в «люминофорах» капитализм и... Уже население острова скатилось до менее 500 тыс. человек (это с 670), деревни стали не нужны. Закрыть их. А судьи кто? Молодые щеглы с бабочками, чуть отросшие от унитаза. Но за все надо платить! И за это придется тоже. Не окажутся ли бабочки не в меру туговатыми?"

Многим эти слова лягут и легли на душу, да вот только за ними абсолютное незнание того, что происходило при советской власти.

"Ломать, говорят, не строить. Что было при так нелюбимом «совке»? Села строились, обязательно в каждом был клуб, фельдшерский пункт, школа и даже детские сады. Ну, вот пришел весь в «люминофорах» капитализм и...»

Строились села? Да, строились. Но и закрывались по мере необходимости.

Берем справочник административно-территориального деления Сахалинской области от 1967 года и читаем: "На 1 октября 1967 года в области имеется: городов - 19, рабочих поселков - 34, сел - 66, поселков сельского типа - 304, железнодорожных станций - 34". Итого - 457.

Это означает, что в годы советской власти, по крайней мере, с 1967 по 1990 годы было ликвидировано 215 (457-242) населенных пунктов разной численности.

А причины все те же, что возникают и сегодня, - нерентабельность содержания. Исчезла массово шедшая когда-то к берегам Сахалина на нерест сельдь, вырабатывались шахты, вырубался лес - и смысл существования поселков терялся. Государство не собиралось мириться с тем, чтобы они просто висели на его шее.

Многие в связи с этим вспоминают, что в те годы закрылся Широкопадский район.

А вот этот пример как раз неудачен. В 1963 году произошло формальное административное преобразование. В 1967 году еще вполне благополучно существовали населенные пункты бывшего района - Владимировка, Агнево, Буровая, Поречье, Усть-Агнево, Чернолесье, Комсомольское, Широкая Падь, Пильво и "Совхоз Пильво". Некоторые из них жили и в 80-е годы. А вот расположенного неподалеку Октябрьского в данном справочнике уже нет - шахта на мысе Рогатом выработала свой ресурс, и поселок вместе с прилегающими к нему Медвежками был закрыт. А потом постепенно исчезали с карты и другие вышеперечисленные поселения...

Словом, государство в советские времена обращалось с "малыми родинами" весьма определенно - по принципу экономической целесообразности. Особенно на Сахалине и Курилах, где поселки создавались под конкретный проект, и по мере того, как он исчерпывал себя, ликвидировались.

Что изменилось? Только то, что с 90-х годов содержание "проектов" было отдано на откуп бизнесу. И тот, "исчерпав проект", просто бросал населенные пункты на произвол судьбы.

И вот сейчас этой судьбой заинтересовалось государство.

Заинтересовалось по вполне понятным причинам - оно должно обеспечить людям приемлемый (хотя бы приемлемый, не говоря уже о качественном!) уровень жизни.

Сколько у нас там сел? 222? И снова приведу цитату: "Насчитывается 73 ФАПа, причем 10 из них - в селах с количеством прикрепленного населения до 100 человек. В связи с этим областной минздрав предлагает для таких населенных пунктов систему "домовых хозяйств", то есть кто-то из не слишком пьющих жителей проходит краткосрочные курсы оказания первичной медицинской помощи и имеет возможность вызвать более квалифицированную помощь из райцентра... Естественно, ни о каком серьезном качестве жизни (в плане образования, здравоохранения, коммунального комфорта) тут говорить не приходится. О рациональном расходовании бюджетных средств - тоже. В селе Пильво проживает менее 100 человек, работы в нем нет, и уже не будет. С 2005 года только на поддержание дороги в село ежегодно выделялось сначала 35 миллионов рублей, потом 70 миллионов. В сумме только на "дорожные деньги" можно было переселить всех жителей села даже в Южно-Сахалинск".

Только по этому показателю бюджетная обеспеченность жителя села в семь раз больше, чем, например, жителя Южно-Сахалинска. И что, там, в Пильво, живут лучше? Нет, и никогда не будут.

Что скажете по этому поводу, господа налогоплательщики?

Остается вопрос - а кто же нас тогда прокормит?

На это есть встречный вопрос - а много ли кормили нас эти несельскохозяйственные села, названные селами только по прихоти федеральной административной реформы местного самоуправления в 2003 году? Впрочем, тема, действительно, важна, чтобы отделываться встречными вопросами...

Кто нас прокормит? Тот, кто кормит сегодня - крупные сельхозпредприятия. И сейчас в развитие сельхозпроизводства на Сахалине начинают вкладываться беспрецедентные - даже по советским временам - деньги. Начинается строительство мощных животноводческих и птицеводческих комплексов со всей сопутствующей (включая кормопроизводство) инфраструктурой. Вот на них и будет сделана ставка по обеспечению нас молоком и мясом.

Пока строительство касается юга острова. И никакие села здесь, конечно, ликвидироваться не будут. Ну, разве что произойдет некоторое укрупнение с переселением людей в комфортабельные агрогородки. Но будем надеяться, что рано или поздно данный процесс пойдет и на север.

А как быть сейчас?

Основная проблема - найти желающих заниматься сельским хозяйством. Желаете? Пожалуйста. Уже не один год действует программа поддержки начинающих фермеров и развития семейных животноводческих ферм. Миллионы рублей выделяется.

Подробности приводить не буду. Отмечу лишь, что программа господдержки села постоянно актуализируется. Например, сейчас начинает действовать новый вид субсидии - на содержание сельскохозяйственных животных. В принципе субсидии выделялись и раньше, но лишь владельцам коров - деньги давались только за то, что они их держат. Сейчас субсидировать будут и те личные подсобные хозяйства, где разводят коз, овец и пр. На содержание свиней в ЛПХ, понятно, также предусмотрены выплаты.

Деньги, повторюсь, дают. Но желающих перебраться в село спасать умирающую глубинку отчего-то совсем немного.

comments powered by HyperComments