ЦБ меняет валюту - Коммерсантъ

За год с апреля 2018-го по апрель 2019 года Банк России сократил долю долларовых активов в структуре резервов почти вдвое: с 43,7% до 23,6%, а непосредственно американских — втрое, c 29,2% до 9,2%, следует из опубликованного вчера обзора деятельности ЦБ по управлению активами. Политически мотивированный выход из высоконадежных американских облигаций продолжает заметно менять структуру резервов ЦБ: место доллара занимают юань, евро и золото. При этом если за отчетный год вложения в юань показали весьма высокую доходность, то с евро ЦБ оказался в минусе.

«Обзор деятельности Банка России по управлению активами в иностранных валютах и золоте» публикуется с задержкой в полгода из-за «высокой чувствительности цен на мировых финансовых рынках» к действиям такого крупного игрока, как российский ЦБ. В документе регулятор приводит структуру активов на 31 марта 2019 года: из общей суммы $487,4 млрд на иностранные госбумаги приходилось $193,7 млрд, или 39,7% всех активов (годом ранее много больше — 50,1%). Депозиты с иностранными контрагентами и остатки на счетах у иностранных корреспондентов — $140,3 млрд, или 28,8% (ранее — 20,3%), золото — $88,6 млрд, или 18,2% (17,2%).

Резервы ЦБ приросли в основном за счет покупки $35,3 млрд на внутреннем рынке по бюджетному правилу (оно, напомним, подразумевает конвертацию нефтегазовых допдоходов). Пополнились резервы и приобретением золота у российских банков на $11,2 млрд. Одновременно ЦБ потерял $20 млрд на изменении курсов валют к доллару. Поэтому итоговая сумма прироста резервов с 31 марта 2018-го по 31 марта 2019 года получилась меньшей — $27,2 млрд.

В валютной структуре резервов на год произошли заметные изменения. Доля активов в долларах сократилась почти вдвое: с 43,7% до 23,6%. При этом доля непосредственно американских активов (по месту регистрации контрагента или эмитента) упала еще значительнее — более чем втрое, с 29,2% до всего 9,2% (см. диаграмму). Напомним, как раз в апреле прошлого года, после объявления США новых жестких антироссийских санкций, начался ускоренный вывод резервов РФ из гособлигаций США (US Treasuries, UST). Тогда вложения России в эти бумаги с высшим кредитным рейтингом сократились вдвое, с $96,1 млрд до $48,7 млрд, в мае — еще втрое, до $14,9 млрд. На пике в октябре 2010 года российские вложения в UST достигали $176,3 млрд. Сейчас же, по последним данным Минфина США, они составляют в 20 раз меньшую сумму — $8,5 млрд по состоянию на 1 августа 2019 года. Как пояснял в октябре 2018-го Владимир Путин, Банк России был вынужден изменить структуру резервов из-за политических рисков.

Соответственно снижению веса доллара в резервах, доля евро в них за год выросла — с 22,2% до 30,3%, доля золота — с 17,2% до 18,2%, юаня — с 5% до 14,2%. Кроме доллара, сократились вложения в фунт стерлингов — с 7,9% до 6,6%. Доля «прочих валют» в структуре резервов (к ним ЦБ на отчетную дату относил японские иены, канадские и австралийские доллары, швейцарские франки) подросла с 4% до 7,1%. Наиболее высокую доходность среди фактических портфелей валютных активов показал юань — 4,39% годовых, доходность доллара составила 1,43%, а евро — показала отрицательную величину в минус 0,25%.

Вадим Вислогузов, Коммерсантъ